Благотворительный фонд помощи многодетным семьям и детям-сиротам имени заслуженного лётчика-испытателя СССР, Героя Советского Союза Юрия Александровича Гарнаева "РУССКАЯ БЕРЁЗА"

ПОМОГИТЕ ВЫЖИТЬ
ДЕТЯМ ИЗ РУССКОЙ
ГЛУБИНКИ!!!


 


Здесь место для рекламы благотворителей
Подробности по ссылке >>>>>>>

 

Реклама частных и коммерческих объявлений в газете "БЛАГОЕ СЛОВО". Газета распространяется по всем храмам Москвы. Эффект от рекламы колоссальный. Разместив объявление в "Благом Слове" Вы не только решите свои проблемы, но и поможете процветанию замечательной православной газеты.
blagoeslovo(знак собаки)bk.ru
Тел: (495)507-21-92


Компания «Восток-Инжиниринг» предлагает широкий ассортимент высокачественного вентиляционного оборудования ведущих отечественных и европейских производителей.
Январь-февраль 2008

Содержание номера


Герои нашего времени

ЕСТЬ ТОЛЬКО "МиГ" - МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ

пермский краевед Владимир Федорович Гладышев

Сергей Сафронов

Сегодня 28.07.2006 я побывала на могиле Сергея Ивановича Сафронова. Вкратце мне рассказали историю его гибели. Самолет МиГ-19, пилотируемый старшим лейтенантом Сафроновым, был ошибочно сбит нашими системами ПВО 1 мая 1960 г. в районе Свердловской области при выполнении боевой задачи (перехват самолета-нарушителя воздушного пространства СССР). Летчик погиб в возрасте 30 лет.

Подарок для Никиты Сергеевича

На территории Егошихинского некрополя, самого старого кладбища г. Перми, похоронены и те, кто не воевал на фронтах Великой Отечественной, но успешно хранил боевые традиции старшего поколения. Иногда - ценой своей жизни. На аллее у Всехсвятской церкви есть памятник времен другой войны, называемой холодной, когда противостояние двух мировых систем едва не привело к планетарной катастрофе.

В захватывающем документальном телесериале "Русские тайны" был показан фильм о том, как в небе над Свердловском сбили американский самолет У-2. Произошло это событие 1 мая 1960 года. Лучшего подарка, как говорится, для тогдашнего руководителя страны Никиты Сергеевича Хрущева нельзя было придумать.

Гордиться успехом наших ракетчиков советские люди могли, конечно, с полным правом. Лишь позднее стало ясно, какой ценой всё далось. И узнали мы про то, что вместе с американцем сбили советского летчика Сафронова, и про то, что инцидент с самолетом-шпионом привел к резкому похолоданию международной обстановки.

Фактически оба летчика стали заложниками большой политики, попали в "ловушку времени", как написал позднее сам Гарри Пауэрс. Никита Сергеевич "выжал" из инцидента всё, что можно и даже больше. Пауэрса судили, дали 10 лет. На процессе присутствовали его родители, жена. Отец позже говорил, что Гарри ничего не просил, но ему привезли теплую одежду, ожидали, что отбывать наказание на Урале или в Сибири, в одном из тех лагерей, снимки которых были сделаны аппаратурой У-2. Но Пауэрса быстро обменяли на полковника Абеля. А через несколько лет бывший нарушитель воздушных границ СССР погибнет при странных обстоятельствах, разбившись на вертолете.

Рудольф Абель и Гарри Пауэрс

Два прекрасных летчика, мужики в расцвете лет, сил - и оба оказались "винтиками", жертвами в лобовой атаке двух сверхдержав. Да, как это ни прискорбно, обоих старших лейтенантов, и американца, и русского, можно назвать неудачниками. Просто шла холодная война и направления боев перекрещивались в разных точках.

Пауэрса наши люди ругали, но ненависти к нему, по большому счету, не было. Так, любопытствовали… На родине же, в США, его больше недолюбливали и даже презирали за то, что раскаялся на суде, за то, что еще раньше, когда был сбит, не прибег к "самоуничтожению". За то, что неудачник. Но, несмотря на это, американское правительство сделало всё, чтобы вытащить своего гражданина.

А Сергея Сафронова в народе жалели и жалеют, испытывая к русскому летчику то характерное для русских людей острое чувство, которое можно назвать сострадательной любовью. Он выполнял свое боевое задание и погиб при этом. Нелепо… но всякое бывает у нас даже в мирной жизни.

Как это было на самом деле

Драма, разыгравшаяся 1 мая 1960 г. в небе над Свердловском и в подземных бункерах ПВО, до сих пор тревожит души ее участников. Как будто всё случилось вчера… Одна из популярных передач ОРТ "Как это было", прошедшая летом 1998 г., была посвящена данному событию. Заслуга ее в том, что акцент авторами был сделан не только на успехе ракетчиков, но и на том, что была у медали другая сторона. Тем не менее были недомолвки, неточности в подаче материала. Перед тем, как посмотреть передачу, мы условились с заслуженным летчиком СССР полковником в отставке Анатолием Железновым, что мы встретимся с ним после, и он прокомментирует всё услышанное с экрана. Послушать этого человека обязательно надо - ведь он служил с Сафроновым, был командиром звена. По летному графику Железнов заступал на дежурство на следующий день после трагедии. И это именно он, капитан Железнов, ездил за телом своего сослуживца, разбирался в обстоятельствах его гибели по горячим следам и вез его тело на родину, в Пермь.

Вернемся в май 1960 г. Что же испытывал старший лейтенант Сафронов в том роковом полете?

"… Мне показалось, что взрыв произошел где-то сзади, и я увидел оранжевую вспышку… Я не мог воспользоваться катапультирующим устройством из-за сил, возникших в падающем самолете, и помню, когда я стремглав летел вниз и понял, что не могу воспользоваться катапультой на такой высоте. Тогда я открыл фонарь и освободил пристяжные ремни. Центробежной силой меня наполовину прижало к панели приборов, а наполовину выбросило из самолета. Я забыл разъединить шланги кислородного прибора и мне пришлось бороться, чтобы оставить самолет. Парашют раскрылся автоматически сразу же после того, как я покинул самолет…"

Нет, это, как вы догадываетесь, рассказывает не наш летчик. Это Пауэрс, которому в той ситуации повезло "чуть больше". Он был сбит на высоте 20000 метров, а парашют раскрылся на высоте 14000 футов (около 5000 метров)…

Борис Айвазян

А вот что говорил в телепередаче Борис Айвазян, тот самый летчик, чудом избежавший смерти: заместитель командира эскадрильи, он был ведущим в дежурной паре МиГов, поднятых на перехват самолета-нарушителя.

"… Мы существовали (!) в небе около 40 минут (то есть после того, как американец был уже поражен). Все средства были брошены на то, чтобы нас сбить. И самолет Сергея был сбит почти в районе аэродрома. Он, Сергей, стал оттягиваться, и в этот момент я получил команду: "Снижайтесь!" Но мы и так уже снижались. Потом вторично была дана та же самая команда. Вот в этот момент я перевернулся вертикально вниз, стал пикировать. Пикировал до двух тысяч метров, потом стал выводить самолет с большой перегрузкой. Примерно на высоте 500 м вывел самолет, и в этот момент связь с Сергеем была потеряна. Ему дают также команду на снижение - но связи уже нет".

Их последний совместный полет наземные службы ПВО проследили сначала в направлении Перми, потом разворот, полет обратно… Как показывают непосредственные свидетели события, на обратном пути советские самолеты вошли в зону ракетного дивизиона Шугаева. И тут на беду в дивизионе отказывает аппаратура, которая запрашивает у самолета: "Ты чей?". Цепь роковых несостыковок потянулась, чтобы захлестнуться на горле одного из них.

Командир дивизиона (он после напишет книгу о случившемся, где всё представит "со своей колокольни") смущен - он же знает, что в воздухе должна быть одна цель противника, а тут - две. Шугаев запрашивает командный пункт: "Прошу уточнить воздушную обстановку!". И получает разъяснение: "В воздухе своих нет". Ошибочно!

Как раз в этот момент Айвазян резко пикирует и выходит из сектора локатора Шугаева. На экране остается один самолет и без сигнала "Я свой". Выполняя команду, ракетчики пускают по самолету Сафронова ракеты класса земля-воздух. Как уточнил Айвазян, Сергей тоже шел на снижение, но - обычным, привычным темпом 30 метров в секунду.

МиГ-19

Полковник Анатолий Железнов вспоминает тот тяжелый день:

-Что любопытно, никакого застолья накануне Первомая не было. Мы потом даже голову ломали - как так, почему… А в шесть утра тревога - все ринулись на аэродром.

Мы сидели в своих самолетах в готовности час, другой. Потом отбой, вылезли. Командир полка говорит мне: "Ты командир звена у Сафронова? Сейчас придет самолет, полетишь за Сафроновым, его убили".

Мы были все ошарашены. Придя в себя, стали собирать деньги на дорогу. И вот я самолетом ЛИ-2 - в Свердловск. В штабе атмосфера накаленная, у начальника нашего руки трясутся. Я был молодой, наглый, начал с порога выяснять, как же так всё могло произойти. Мне в ответ: "Да погоди ты со своими вопросами!"

Позже выяснилось, что тогда была еще предпринята попытка сбить американского шпиона тараном нашего самолета. Поднимали в воздух летчика, который перегонял из Новосибирска СУ-9 с завода на аэродром. По потолку он вполне мог достать Локхид У-2, но на борту его не было пушек, оружия. И его подняли для тарана. Но затея оказалась бессмысленной: на скорости 2 000 км/ч как протаранишь с такими перегрузками? По нему, кстати, тоже пустили ракету.

Система ПВО, должен сказать, тогда еще только создавалась, и у нас отношения между истребителями и ракетчиками были неконтактными, мягко говоря. Они понятия не имели, чем мы занимались, мы о них - никакого понятия. Перехват должен осуществляться на дальних рубежах - это наша задача, а зенитно-ракетные установки вступали в действие уже около городов. Всё! Все дело в том, что взаимодействие с частями не было налажено. В дивизионе Шугаева даже не знали, что самолет Пауэрса уже был сбит ракетчиками соседнего дивизиона. (Новую систему противовоздушной обороны страны действительно лихорадило в то время. Реорганизации следовали одна за другой. Такой факт: из одиннадцати послевоенных командующих советской ПВО семеро были сняты со своей должности, последние - в 1987 в связи с прилетом Руста, и в 1991 г.)

- Насчет того, что Сергей катапультировался (так сообщалось в телепередаче "Как это было") или еще писали, что он пытался отвести самолет от дороги, по которой двигалась праздничная демонстрация - всё это бред! Было прямое попадание, его убило сходу и приземлился он уже мертвым, тело выбросило из самолета. Так плашмя и лежал, как его придавило. Помню, в морге - я руку его взял - как из теста, без костей словно… он лежал целехонький в высотном костюме. Кровь на лице, потому что он упал с огромной высоты, и катапульта сработала от удара о землю.

Помотался я тогда по разным конторам… Чтобы похоронить, пригодились и собранные нами деньги, мужики же хмельные везде, за просто так не похоронишь. Сделали цинковый гроб только на Уралмаше, - представляете, куда мне пришлось обращаться. Интересно, что в Свердловске уже знали: что-то произошло. 3 мая мы похоронили его, Сергея нашего в Перми…

Самое главное, был приказ из Москвы - сбивать всех! Перед этим была команда "Ковер", означающая, что все самолеты должны быть убраны, посажены. Пауэрс шел над Советским Союзом уже часа три, кажется. Прошел бы Пермь - и всё, уже не достать.

- Анатолий Георгиевич, у вас изменилось со временем отношение к Пауэрсу?

- Я не считаю Пауэрса виновником гибели Сафронова. Виноваты наши ракетчики, прежде всего. И конечно политики…

...В мае 1960 г. был обнародован указ о награждении военнослужащих, которые пресекли полет самолета-шпиона (кстати, это был первый указ, подписанный Леонидом Брежневым, который тогда стал председателем президиума Верховного Совета СССР). 21 человек удостоился орденов и медалей. Ордена Красного Знамени - старший лейтенант Сергей Сафронов (слово "посмертно" было опущено) и командиры зенитных ракетных дивизионов Николай Шелудько и майор Михаил Воронов.

И всё же, всё же, всё же…

Есть только миг между прошлым и будущим, это точно… Ход истории нашей не понять, если от судьбы одного летчика будем отмахиваться как от мухи. Нам нужен всего один МиГ, чтобы быть созидательной силой истории.

Остается открытым один вопрос: был ли виновен в той ситуации случайно уцелевший пилот одного из самолетов, ведущий пары? Вопрос действительно щекотливый.

Вдова одного из сослуживцев Сергея Сафронова Раиса Глазкова утверждает, что попытка обвинить Бориса Айвазяна в гибели его ведомого не имеет под собой никаких оснований.

Сергея Раиса вспоминает с теплым чувством - красивый, стройный, веселый. Молодые летные семьи жили сначала в авиагородке, затем в авиагарнизоне. На бытовые неурядицы внимания как-то не обращали. Сережа и Аня Сафроновы, чтобы попасть в свою комнату, должны были пройти через комнату Скворцовых. Жили дружно, весело. Только недолгим было их счастье.

-После гибели Сергея у Айвазяна была крупная беседа с генералом, - продолжает Раиса Глазкова. -Да и после ходили неприятные слухи, домыслы. Борис всю жизнь переживает. Но мы все против такой постановки вопроса, чтобы в чем-то подозревать его. Может инстинкт самосохранения у ведущего летчика сработал быстрее… Айвазян был опытным летчиком, асом, и тренировочных полетов над объектами у него было гораздо больше, чем у Сафронова. Но сам Борис Айвазян, судя по всему, от чувства вины не избавился и не избавится никогда. Невольной вины, какая знакома фронтовикам, потерявшим своих боевых друзей.

Жизнь есть жизнь

Жизнь так распорядилась, что через 8 лет после того полета Борис Айвазян женился на вдове погибшего товарища. Они живут уже много лет, дети, внуки. Жизнь непредсказуема…

Да, у летной драмы оказалось романтическое завершение. В личном плане. Судьба ее главных участников нарисовалась, словно фигура высшего пилотажа в чистом небе.

Вначале казалось, что пути их разошлись навсегда. Анна окончила пединститут, работала в детсаду, куда устроила и сына Сашку, затем преподавала в институте. Борис уехал в Москву, поступил в Воздушную Академию имени Гагарина. Не окончив ее, начал работать в КБ Туполева, закончил аспирантуру. Несколько раз приезжал в Пермь, встречался с друзьями, с Аней. Сделал ей предложение, несколько раз уговаривал переехать в Москву.

Подруга ее горькой и счастливой молодости Раиса Андреевна Глазкова вспоминает: "Года два Аня думала над предложением Бориса. Родители уговаривали ее, да и Борис неплохой человек. И Аня в Москве окончила еще один институт, стала логопедом. У них родилась дочь. Сын Сергея, Александр Сафронов закончил училище гражданской авиации.

О счастье мы не разговариваем, не знаю…По себе сужу, главное: убежать от горьких мыслей. У меня же второй муж тоже летчиком был, 10 лет с ним прожили. Тоже ведь сначала отказывалась от замужества… Они, мужья наши, никогда не сообщали нам, что кто-то погиб, разбился. Мы узнавали об этом позже. Говорили: Ну со мной-то этого не случится! А они осваивали новые реактивные самолеты, летали, выполняли свой долг".

…Каждый год друзья и близкие Сергея Сафронова встречаются на его могиле, на старом кладбище в Разгуляе. День сбора - 9 мая. И для военных летчиков и для их родных это, конечно, не случайный день. Приезжают свердловчане, москвичи - со всех сторон, в общем. Традиция эта не нарушается и в последние годы, хотя знакомого народу уже собирается меньше. Молодые пенсионеры, военные летчики, умирают чаще всего от инфарктов. Недавно ушел из жизни и полковник Железнов.

Но почтить память Сергея Сафронова приходят и немало тех, кто его не знал.

В знаменитой Мотовилихе, в Пермском музее оружия появился недавно новый экспонат - зенитно-пусковая установка. Из такой в мае 1960 г. были сбиты самолеты Пауэрса и Сафронова.

В музее Вооруженных Сил в Москве (ул. Советской Армии, 2, м. Новослободская или Цветной бульвар) можно увидеть обломки самолета Локхид У-2 и вкратце ознакомиться с историей той катастрофы.

 

Статья набрана и прислана Анастасией Исаевой с личного разрешения автора

 

г. Пермь

Содержание номера



 

Реклама

Дорогие братья и сестры! Друзья! Вы можете оказать помощь нашим подопечным деткам, разместив на страницах Народного журнала "Русская Берёза" рекламу Вашей организации или частное объявление за БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ВЗНОС НА РАСЧЁТНЫЙ СЧЁТ ФОНДА. Подробности о размещении спрашивайте у председателя фонда О.М. Гарнаевой по тел: +7-903-535-20-96 или электронной почте:


 
Материалы газеты "Русская Берёза" Вы можете цитировать, использовать и публиковать по собственному усмотрению.
При этом ссылка на сайт газеты обязательна. Таковы сложившиеся правила и нормы приличия в Русской части интернета.
 
Автор дизайна сайта О.М. Гарнаева

copyright © 2005-2009 Благотворительный фонд РУССКАЯ БЕРЁЗА & Группа "Е"

Rambler's Top100