Гражданское жало

15.05.2014
ЕЩЁ СТАТЬИ

Страницы

Александр Гезалов

Незадолго перед майскими праздниками в офис одной благотворительной организации пришли сотрудники силовых структур — проверять деятельность фонда. Фонд держит удар, но все это сказывается и на его работе, и на его репутации, а главное — остается неприятный след, который в будущем еще может аукнутся. Самое грустное, что в надзорные органы заявление на фонд пишут анонимно. Такие письма сегодня рассматривают, а значит похожие истории будут происходить и далее, и не только с этой организацией. Маховик проверок и ненужного надзора навис над любым, у кого есть конкуренты или недруги. После проверки никто не извинится перед людьми, никто не привлечет к ответственности анонимщика. Поэтому такие письма — очень эффективный инструмент, который в советское время сломал немало судеб.

В моей практике была подобная история — когда я еще работал в Карелии. На меня и мою организацию “Равновесие” накатали «телегу» в ОБЭП, РУБОП и в другие ведомства. И сделали это коллеги по цеху: общественная организация, занимающаяся правами детей-сирот — Карельский союз защиты детей.

Эта организация была самой старой в регионе, имела гораздо более раннюю регистрацию, чем “Равновесие”. Но мы в какой-то момент стали более известными в информационном поле — не только потому что я занимался продвижением в масс-медиа своей работы с детьми-сиротами и выпускниками детдомов, но и благодаря необычным для НКО проектам. Например, мы построили православый храм около школы-интерната для слабослышащих детей-сирот. Помочь на стройке приезжали дети из детдомов и спецшколы. Работали они за совесть, часто забывая, что мы обещали им мороженое за труды.

Предметом написания обращения в надзорные органы стало не строительство храма, а создание при нем детского центра временного пребывания детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Причем у Карельского союза защиты детей (руководитель Надежда Павлова) уже имелся подобный центр, открытый на гранты фонда Сороса. Не знаю, какая вожжа попала под хвост Надежде Георгиевне, но она написала обращения в разные структуры, которые одна за другой стали меня вызывать на допросы. К чести Надежды Георгиевны, это была не анонимка, но факт зависти для меня был очевидным.

Главная проблема была даже не в повестках, а том, что многие региональные СМИ выпускали заметки со словами: общественная организация «Равновесие», возможно, мошенники. Обрывали телефон те, кто мне помогал и помогает до сих пор, приходилось подолгу объяснять, что все это навет и не более. За меня вступился ряд организаций и Карельский союз журналистов, который высказал в адрес Карельского союза защиты детей сожаление в связи с таким поступком.

Естественно, проверки — их было несколько — ничего не выявили, но что называется след и душок остался. Я не стал отплачивать то же монетой, хотя мог, но как говорится, – жить в худом мире лучше, чем в войне.

Ни одна газета, писавшая об этом скандале, не принесла извинения за кампанию в адрес нашей организации. Я даже прошелся по ряду СМИ с документами — просил опубликовать результаты проверки. Главный редактор одной из местных газет, по фамилии Гусев, ответил, что горожане следили за процессом, а дальше — это мои проблемы.

В результате приют строится в деревне Колодозеро, уже завершены основные работы, но из-за отделенности места все происходит весьма медленно.

Печально, что в общественном секторе есть такие явления. Надеюсь, что фонд, который сейчас держит удар, выдержит его, и уже подаст в суд на тех, кто подрывает его авторитет в глазах жертвователей и обывателей. Только вот не на каждую совесть можно накинуть платок, для начало эту совесть нужно иметь.

 

Ссылка на источник