Берегите себя и ближних! Оставайтесь дома.
 

Коллекция потерь. Как переживают кризис самые беззащитные

27.08.2015
ЕЩЁ СТАТЬИ

Страницы



Источник

Главный врач Первого московского хосписа Диана Невзорова каждый день соприкасается с хрупкими жизнями своих подопечных. © / из архивов Фонда
АиФ.ru узнал, как благотворительные фонды выживают в финансовый кризис, с какими трудностями они столкнулись и почему никто из них не опускает руки.

В декабре 2014 года представители фондов жаловались на повышение цен и сами себе предрекали непростой 2015-й. Кризисный год наступил и даже успел перевалить за свой экватор. Каким он стал для организаций доброты, выясняла корреспондент АиФ.ru Яна Топоркова.

Оксана Гарнаева, председатель фонда «Русская Берёза»:

«Мы пока не можем позволить себе помощь нуждающимся из регионов»

Я думаю, что ни один из благотворительных фондов не может похвастаться тем, что кризис обошёл его стороной. Если кратко, то наши проблемы в следующем: увеличилось количество обращающихся за поддержкой и уменьшились объёмы финансовой помощи.

К 1 сентября «Русская Берёза» помогает собираться в школу детям со всех регионов РФ. Фото из архивов Фонда

В этом году мы отказались от отправки посылок с одеждой и продуктами в регионы нашей страны. Для нас покупка коробок, оплата за пересылку и доставку стали слишком затратными. Семьям из регионов, которые попали в сложную жизненную ситуацию, мы оказываем только материальную помощь. Они сами приобретают одежду, лекарства, средства гигиены и всё остальное им необходимое. Нуждающимся из Москвы и Московской области, как и ранее, оказываем всестороннюю помощь — передаём одежду, продукты, школьные принадлежности, бытовую технику, мебель и прочее. Несмотря на то, что в наших отделах постоянно не хватает продуктов, памперсов и средств гигиены, мы не перестаём принимать просьбы о помощи, стараемся подстраиваться под новые реалии и оптимизируем свою работу, чтобы каждый, кто обратился к нам, не оказался обделён добротой.

 

Алена Мешкова, директор Благотворительного Фонда Константина Хабенского:

«Резкого сокращения пожертвований от частных лиц мы не наблюдаем»

Кризис повлиял на наш благотворительный фонд не столько в плане снижения пожертвований, сколько в росте трат — это и количество обращений за помощью, и рост стоимости препаратов и расходных материалов, необходимых для лечения наших подопечных. Цены в российских медицинских учреждениях, где проходят лечение наши дети, пока остались на прежнем уровне, хотя мы, конечно, с некоторой тревогой ждём 2016 года. Одни корпорации сократили свои социальные расходы, в том числе и на благотворительность, другие компании пересмотрели свои форматы помощи. При этом резкого сокращения пожертвований от частных лиц мы не наблюдаем.

Спортивный праздник «Игры победителей» для детей, которые победивших одно из самых страшных заболеваний — рак. На снимке — подопечные фонда К. Хабенского. Фото из архивов Фонда

 

Если говорить о том, в каких видах помощи сейчас нуждается фонд, то, безусловно, нам важна и нужна волонтёрская и про-боно поддержка. Кроме того, отдельно стоит отметить ценность регулярной помощи от дарителей. Пусть даже небольшая, но на постоянной основе помощь фонду позволяет планировать реализацию всех программ, направленных и на раннюю диагностику, и на своевременное и качественное лечение, и на реабилитацию больных деток.

 

Алина Скворцова, генеральный директор краснодарской благотворительной организации «Синяя птица»:

«Благотворители стали продавать вещи, которые раньше передавали в фонд»

Сильно ощущаем на себе уменьшение взносов, как от предприятий, так и от обычных людей.

Краснодарская ярмарка «Добрая лавка» объединяет любителей хэнд-мэйда. Вырученные деньги идут на благотворительные проекты организации «Синяя птица». Фото из архивов Фонда

 

Было уже несколько случаев, когда не успевали собрать деньги к дате операции для ребёнка, и её приходилось откладывать или вовсе отменять. Вы же понимаете, что для большинства наших подопечных оперативное вмешательство — это спасение жизни. С удивлением я замечаю, что те люди, которые раньше передавали неликвидные вещи для детей и взрослых, перестали это делать. Теперь они попросту продают их, чтобы были деньги. Нам стало не хватать волонтёров, потому что у многих нет времени. Девушка, которая сотрудничала с нашей организацией больше двух лет, недавно, извинившись, сказала, что временно не сможет нам помогать, так как устроилась на вторую работу. Снова-таки из-за нехватки денег. Я уже не говорю о том, что испытываем потребность в узких специалистах — психологах, юристах и пр. Простаивают некоторые проекты, например театральная студия для детей-инвалидов. Нет средств на зарплату режиссёру и пошив костюмов. Ни разу за лето мы не смогли вывезти больных деток за город, на нашу базу отдыха, хотя в прошлом году совершали такие поездки регулярно.

 

Юлия Нутенко, директор благотворительного фонда «Дети России»:

«Сбор денег на лечебное оборудование идёт крайне медленно»

Мы не ведём статистику, насколько уменьшились сборы, но замечаем, что средства для подопечных нашего проекта — тяжелобольных детей — собираются медленнее. Но наши сотрудники и волонтёры не отчаиваются, мы с удвоенной энергией снова и снова пытаемся достучаться до тех, кто ещё не стал благотворителем. У нас нет другого выхода — каждый день мы помогаем спасать бесконечно дорогие детские жизни.

Не один год фонд «Дети России» открывает игровые комнаты в детских больницах по всей стране. Фото из архивов Фонда

Болезненнее всего экономические проблемы в стране сказались на нашем спецпроекте по сбору средств на покупку бытового и реабилитационного оборудования — колясок, вертикализаторов, тренажёров — для Центра паллиативной помощи, открытие которого намечено на конец этого года. Существенно выросла стоимость оборудования, и сбор пожертвований, который мы начали уже более полугода назад, идёт крайне медленно.

Елена Мартьянова, руководитель пресс-службы Фонда помощи хосписам «Вера»:

«Мы заботимся о своих кадрах, чтобы люди не меняли свою работу на другую, где платят больше».

В целом фонду удаётся придерживаться планового бюджета по доходам и расходам. Мы достигаем этого за счёт своей непрекращающейся работы — на мероприятиях, проводим различные акции, взаимодействуем со СМИ. По-другому мы не можем. Ведь для благотворительной организации дефицит средств — это не сокращение штата и прибыли. Это отказ в помощи конкретным учреждениям и людям, многим из которых больше некуда обратиться. 
Траты у нашего фонда выросли не столько из-за увеличения числа подопечных, сколько из-за роста цен. Подорожало всё оборудование, которое изготавливается в США и Европе, мы закупаем его именно там. Например, кислородные концентраторы, которые раньше стоили 40–50 тысяч рублей, сейчас обходятся в 80–90 тысяч. Также очень сильно выросли цены на детские и взрослые памперсы, а они нужны ежедневно и ежечасно.

Справиться с кризисом в нашем случае можно увеличением поступлений в фонд, прежде всего мелких, частных пожертвований. В начале года этот приток был хорошим — люди регулярно переводили деньги с помощью смс и банковских карт. Летом, когда многие несут «отпускные» расходы, он значительно уменьшился. Надеемся, что осенью ситуация изменится.

Мы поддерживаем и наших сотрудников. Фонд сотрудничает с 30 региональными хосписами, где мы регулярно стараемся премировать профессиональных и милосердных специалистов. Это важно делать, чтобы люди оставались на своей трудной и очень важной работе, а не бежали искать другую, чтобы прокормить семью.