Крымск. Трагедия века.

23.07.2012

 

Хроники добродетели (сбор помощи в Крымск)

«Когда рекут мир и утверждение, тогда нападет на них внезапно всегубительство». Св. апостол Павел (явление святителю Тихону Зодонскому)
«Не убоишися от страха нощнаго, от стрелы летящия во дни, от вещи во тме преходяшия» 90 Псалом

 

 

«Русская Береза» не могла остаться в стороне.


Известие о трагедии на Кубани застало меня в Карелии, где мы с детками были во время летних каникул. Мне сразу начали звонить благотворители фонда, интересуясь, каким образом «Русская Береза» будет помогать пострадавшим от наводнения людям. Через два дня после трагедии мы вернулись из отпуска и я, даже не распаковав чемоданы, побежала в офис на экстренное совещание. Два года назад мы уже организовывали сбор помощи пострадавшим от пожаров в Нижегородской области. Для нас было очень важно не просто собрать гуманитарный груз, отправив его в социальный распределитель, но доставить туда, где помощь стопроцентно попадет к тем, кто в ней нуждается. Тогда мы лично сопровождали груз в Иверский монастырь города Выкса. Игумения монастыря матушка Антония развозила помощь нуждающимся, а так же кормила-поила солдат, которые боролись с пожарами. Теперь мы решили поступить так же: узнать, если на Кубани есть православный храм или монастырь, где организован пункт оказания помощи пострадавшим, то мы поедем туда с помощью лично.
Оказалось, что в городе Крымске в храме святого Архангела Михаила, настоятелем которого является протоиерей Сергий Карпец, организован штаб помощи. Добровольцы церковного штаба оказывают адресную доставку помощи пострадавшим. Мы созвонились с батюшкой и взяли список того, что в первую очередь нужно людям. Отец Александр для связи дал нам номер телефона Алёны – координатора по сбору помощи от Екатеринодарской и Кубанской Епархии. С Аленой мы еще раз уточнили список, а так же узнали, что в Крымске был затоплен храм Казанской иконы Божией Матери. Пострадала вся церковная утварь. Настоятель храма отец Александр (сын отца Сергия) совершил героический поступок – он нырял в алтаре в холодную грязную ильную воду, чтобы достать Антиминс (в Православии: плат со вшитой в него частицей мощей какого-либо православного святого и надписанием епископа, на котором священник может служить Литургию – прим. Редакции). С прихожанами храма отец Александр вывез на лодке 50 человек. Алена поведала нам, что храму нужны хоругви и лампады, парча на Престол и Жертвенник, Крест и фонарь для Крестного Хода, а батюшке и диакону нужны облачения.

Подготовка
Интернет кишел страшными рассказами о том, какие ужасы происходят в Крымске. Из-за жары разлагаются тела утопленных людей и животных, находящихся в иле, начинается эпидемия. В городе чума, столбняк, холера и т.д. Машины с гуманитарным грузом якобы останавливают мародеры по дороге и грабят. Город закрыт – никого не пропускают. Гуманитарный груз заставляют оставлять в местах социальных распределителей, не доезжая Крымска. Несмотря на все эти пугающие «факты» мы с мужем решаем ехать вместе и сопровождать груз. Конечно, мне, как женщине и матери, было не по себе. В глубине души я очень боялась. Не за себя, а за детей, которых оставляла на попечение няни. А вдруг, со мной что-нибудь случится? Но и не ехать я не могла, так как понимала, что гуманитарную помощь, которую мы соберем я, как руководитель фонда, должна доставить лично в храм Архангела Михаила и передать ее батюшке и волонтерам. К переживаниям за детей добавилось беспокойство за сотрудников фонда Марину, Дмитрия, Стефана, Любовь Владимировну и Алексея, которые пожелали ехать вместе с нами. Другие сотрудники тоже хотели ехать, но мы столько человек взять не могли, да и фонд не должен был останавливать свою работу в связи с поездкой.
Сбор помощи пострадавшим на Кубани мы начали 12 июля (в день святых первоверховных апостолов Петра и Павла). Утром мы с детьми съездили на кладбище на могилку к нашему любимому дедушке Паше, у которого в этот день были день Ангела и день рождения. Поздравили дедулю, спели «Со святыми, упокой.. и Вечную Память» и попросили, чтоб он Там молился о нас. Когда мы вернулись с кладбища, в офисе уже кипела работа. Было распечатано несколько тысяч объявлений о сборе помощи. Сотрудники фонда пошли по городу их распространять. Добрые люди сразу стали откликаться и шли в офис фонда, чтобы внести свою лепту в сбор помощи, подтягивались добровольцы для сортировки и упаковки вещей и продуктов. Особый упор у нас был на сбор воды, так как в Крымске еще нельзя было пить водопроводную воду. Люди несли кто сколько мог: кто по бутылочке, кто упаковку, руководство «Берегини» прислали сразу несколько упаковок воды, а администрация магазина «Дикси» разрешила провести акцию «Спаси ближнего», во время которой сотрудники фонда раздавали листовки около магазина с обращением к людям купить хоть одну бутылку воды. В общем, перечислять здесь всех, кто, что сделал я не буду, но я просто преклоняюсь перед каждым, кто поддержал наших соотечественников в такое трагическое время. Мы очень много закупили продуктов, средств гигиены и дезинфекции, воды, лопат, тазов, грабель, детского питания и др. на средства благотворителей. И еще, конечно, очень помогло руководство магазинов «Спар», так как они в самый последний момент перед отъездом прислали огромное количество (четверть 10-тонной фуры) всего необходимого. К сожалению, были и негативные моменты, которые нас расстраивали. Например, руководство некоторых магазинов отказывало нам в размещении объявления на дверях магазина почему то под предлогом: «Уходите, у нас ничего нет!». Хотя мы просили только о размещении объявления. Или некоторые люди, которым давали листовки говорили: «Мы и сами плохо живем, почему Путин теперь туда направит миллионы, а нам ничего, как жили, так и будем жить?». Иные слова даже приводить здесь стыдно. Настолько страшно было до чего очерствели сейчас люди, я даже плакала, услышав очередную гадость в адрес сбора помощи пострадавшим на Кубани. Но добрых людей, как всегда, оказалось больше и это вселяло во всех нас, сотрудников фонда, оптимизм и уверенность.


Молитва
Выезд в Крымск мы назначили в ночь с 16-17 июля. Стали обзванивать всех наших знакомых священников с просьбой помолиться о том, чтобы поездка прошла благополучно с Божией помощью. В воскресенье 15 июля мы поехали в Москву купить необходимую церковную утварь для храма Казанской иконы Божией Матери. Вначале приехали в Покровский монастырь (где находятся мощи святой блаженной старицы Матроны), постояли помолились на Литургии до «Отче Наш», взяли благословение у Матронушки и пошли в магазин, где купили два священнических и два диаконских облачения и хоругви. Одна добрая матушка Ирина из магазина, узнав, что мы едем на место трагедии, подарила нам целую стопку платочков, освященных на мощах у Матронушки. Дальше мы поехали в Богоявленский собор, где надеялись приобрести по списку остальную утварь. В соборе мы попали на самый конец поздней Литургии, как раз шел молебен ко Пресвятой Богородице и Владыка читал молитву иконе Божией Матери Казанской. Со слезами на глазах мы молились Богородице и просили Ее, Заступницу Усердную, не оставлять нас Своей помощью. После молебна нам встретился наш дорогой батюшка отец Александр Аржаев (один из духовников фонда), благословил нас на поездку, обнял и расцеловал. Так это было важно для нашего душевного состояния помолиться у чудотворной иконы Божией Матери, которая находится в соборе и получить благословение и напутствие отца Александра. Правда, в соборном магазине мы купили только маленький фонарик для Крестного Хода, зато помолились и Богородице и святителю Алексию. После собора мы зашли в московский офис фонда, где тоже полным ходом шел сбор помощи (в офис приезжали добрые люди, узнав о поездке на нашем сайте) и взяли благословение у моей мамы (послушницы Галины). Которая, со слабой надеждой в голосе сказала: «Может, тебе не ехать»? Но, зная мою гарнаевскую упертость, даже не стала настаивать и благословила на поездку. Всю остальную утварь (16 прекрасных лампад, парчу для Престола и Жертвенника, Крест для Крестного Хода) покупали в магазине «Православное Слово на Пятницкой». А молились и мы и за нас в эти дни очень усердно. Будто на войну собирались.

Собаки.
Не могу не написать про собак, потому что они в нашей поездке сыграли важную роль. Как только мы разместили информацию о поездке у нас на сайте, в офис стала звонить женщина Лика из московского клуба собак и слезно просить отвезти помощь собаководам из Крымска. Лика рассказывала, что собаки там пострадали не меньше, чем люди, много погибли, много заболели. Несколько раз собаководы из Москвы передавали с фурами помощь собакам Крымска, но помощь эта до них не доходила. Один раз дошла, но при разгрузке мешки с кормом порвались, высыпались на землю и собаководы ползали по земле, собирая корм. Я отказывалась перевозить эту помощь, как могла, потому что вообще не знала, как завершится эта поездка и не хотела брать на себя лишние обязательства. Но, после того, как Лика рассказала, как после наводнения в Крымский клуб собак стали возвращаться изодранные выжившие алабаи (порода) и приводить с собой других собак, мое сердце дрогнуло. Я согласилась перевезти животным помощь в надежде на помощь Божию.

Дорога.
Господь послал нам замечательного водителя фуры (Манн) Сашку. Точнее, сначала Он нам послал человека из транспортной кампании, который не стал наживаться на чужом горе и выделил для поездки фуру, водителем которой и был простой краснодарский парень Сашка десантник, понимающий и всю суть нашей поездки и нас, хилых и изнеженных москвичей. Он ехал с той скоростью, с которой ехали мы (груженный Потапыч больше 90 км не выжимал), останавливался по всем нашим просьбам, балагурил. Под Воронежем мы остановились в очередной раз, ехать не было сил. Все стали спорить, кто больше хочет спать и что пора искать место для привала. Водители (Сашка и мой супруг) говорили, что спать еще не хотят, но мы, женщины, настаивали на отдыхе. Сашка стал прикуривать сигарету, она у него выпала изо рта, я сказала: «Ну вот, спишь уже совсем, прикурить не можешь», на что Сашка весело ответил: «Это не я сплю, это мой рот спит». Но на привал все-таки согласился. К моменту привала нас догнал еще один наш сотрудник Стефан на своей машине. Мы поспали в придорожном отеле несколько часов и двинулись в путь. Сашка по собственной инициативе одел футболку «Русская Береза».
По дороге я постоянно получала смск-ки от Алексея из Ростова на Дону. Этот добрый человек приглашал нас у него покушать и переночевать. Наши все не хотели Алексея обременять и всячески отказывались. Но Алексей не сдавался. В итоге мы договорились, что он нас встретит на трассе у Ростова и передаст для пострадавших лекарства. Ростов мы проезжали в начале четвертого ночи! Алексей нас встретил и передал не только лекарства, но и огромное количество еды, плюс арбузы и дыни. Когда мы, после того, как отведали на следующем привале вкуснейшее мясо, стали писать Алексею слова благодарности, он скромно ответил: «Жаль, что ко мне не заехали, я еще борща наварил!»
Удивительна и прекрасна наша Родина. До места назначения мы проехали через пять ее регионов: Тульскую, Липецкую, Воронежскую, Ростовскую области и Краснодарский Край. Наверное, чтобы по-настоящему полюбить Россию, надо объехать ее на машине. Нет слов, чтобы описать красоты русской земли. Мы ехали и любовались полями, усеянными подсолнухами, золотыми колосьями пшеницы, кукурузой, холмами, на которых паслись коровы, извилистыми реками и даже озерами с лотосами! Восхищению нашему не было предела, но, чем ближе мы подъезжали к месту трагедии, тем становились угрюмее и мрачнее. Сашка поменял футболку на десантскую майку - тельняшку. После того, как мы проехали Славянск на Кубани, мы созвонились с собаководом Юлией, которой мы везли помощь от собаководов из Москвы. До Крымска нам оставалось 35 километров. Юля сообщила: «Город закрыли, никого с номерами из других регионов не пропускают!». Мы, конечно, очень расстроились. Во время всей дороги мы поддерживали связь с Алёной, стали дозваниваться до нее. В этот момент нам позвонила Юля и сказала, чтобы мы остановились за 5 км от Крымска, собаководы будут нас там ждать. Весь оставшийся путь мы ехали молча. Навстречу нам двигались машины МЧС, большие фуры, милицейские автомобили, легковушки с местными номерами. Впереди показался город. Юля встретила нас в назначенном месте. Она приехала вместе с друзьями на нескольких машинах. Ребята сказали: «Мы вас проведем!», взяли нас «в кольцо», то есть встали во главе и в хвосте нашей колонны. Перед въездом в Крымск на круглом перекрестке стояли полицейские, мы заметили, что большие фуры они сразу разворачивают по кругу, не пуская в город. Мы все начали усиленно молиться (особенно святителю Луке Крымскому) и нас безостановочно пропустили.

Крымск.
С болью в сердце приступаю я к написанию этой части своего рассказа. Перед поездкой мы посмотрели разные официальные и любительские видеозаписи с места трагедии. Вроде бы, морально мы уже были готовы ко всему, что увидим вживую, но, оказывается, ни одно телевидение, ни одна даже самая лучшая видеозапись не может передать дыхание Смерти, которым был окутан этот город.
Наши дорогие собаководы доставили нас прямо в церковный штаб храма Архангела Михаила. По дороге мы проезжали мимо развернутого лагеря МЧС. Такое я видела впервые в жизни! Лагерь был такой огромный, с большими палатками, в нем трудилось множество волонтеров и спасателей.
В штабе храма Архангела Михаила нас встретили, как давнишних друзей, так за нас переволновались, думали, мы приедем раньше. Волонтеры кинулись разгружать фуру, нас стали усаживать за стол покушать еды, приготовленной на полевой печке. Долго мы задерживаться не могли, хотели выехать из города до наступления темноты, поэтому я сразу пошла к батюшке отцу Сергию. Батюшка нас поприветствовал, благословил, начал благодарить, мне даже стыдно стало: мы-то привезли всего 10 тонн помощи, в отличие от других организаций. Очень обрадовался, когда я спросила, куда сгружать церковную утварь, так она была необходима к Престольному празднику Казанской иконы Божией Матери. Особенно отец Сергий обрадовался поясочкам, освященным на Поясе Пресвятой Богородицы, которые нам передал фонд Максима Грека. «Это, сказал батюшка, нам сейчас больше всего нужно». Отец Сергий рассказал, что его дом и дом его сына отца Александра тоже затопило, что они чудом спаслись, добрались до храма Архангела Михаила. Рассказал, как люди помогали друг другу, как рисковали собственными жизнями ради спасения родных, соседей. Горевал, что люди погибли. Тем не менее, в батюшке, который трудился дни и ночи напролет, присутствовал такой заряд бодрости духа, что мы поняли: вот какие они, настоящие герои и праведники (если батюшка увидит эти строки, пусть не ругается на меня). Мы ведь часто унываем и ропщем изо всяких мелочей, а тут люди пережили такую трагедию и у них еще хватает сил жить самим и помогать выжить другим. На священнические плечи в моменты скорби всегда ложится огромная ответственность. Сколько горя они через себя пропускают! Как это выдержать? Меня очень мучил один вопрос, я спросила у батюшки: «А как Вы теперь здесь будете жить? Не боитесь, что снова такое повторится?». На что батюшка ответил: «На все воля Божия».
Во время нашего разговора в келью батюшки зашел молодой человек, увидев нас, радостно поздоровался. «А это отец Александр, мой сын», - познакомил нас батюшка. Мы и не чаяли увидеть отца Александра, так как, по рассказам волонтеров, он постоянно занят: то нужно помощь принять или отправить, то старушку посетить, то храм убирать от ила и грязи, то отпеть усопших… вот уж счастье встретить настоящего героя! Хотя, отец Александр себя таковым, конечно же, не считает. Я спросила не страшно ли было за Антиминсом нырять, людей спасать? Батюшка ответил, что страха тогда совсем не было, просто делал то, что был должен делать. За несколько дней до трагедии матушка отца Александра родила младенчика. Как я уже писала раньше, они тоже чудом спаслись. Расставаться ни с батюшками, ни с Сашкой, которого батюшки попросили доставить привезенную нами воду солдатам, не хотелось. Но жизнь в Крымске была в тот момент, как на передовой и отнимать время у настоящих Воинов Христовых мы не имели права. На прощание от друзей и сотрудников «Русской Березы» мы подарили отцу Сергию наперсный крест, оставили денежки от благотворителей и подарки от фонда. Батюшка нас благословил и сказал: «Езжайте с Богом! Все будет хорошо»!
А на улице нас ждала одна из собаководов Оксана. Она обещала показать нам город в местах, где было затопление, чтобы мы могли сделать несколько снимков. Проехать мы смогли только по двум улицам. Повторюсь, что увидеть воочию место трагедии это совсем иное, чем смотреть по телевизору. Большая часть домов была основательно разрушена: пробиты стены, снесены крыши. От некоторых домов вообще ничего не осталось, только напоминанием о том, что здесь было жилье являлась газовая труба. У каких-то изувеченных домов трудились люди. На улицах стояли покореженные машины. Чем ниже мы спускались к реке, тем невыносимее становился запах. Кстати, наверху, у храма Архангела Михаила, его вообще не было. Это был запах ила и смерти. В какой-то момент мне стало так страшно, что я почувствовала в глубине души крики несчастных о помощи. Особенно ужасно было видеть груду мусора, оставшегося от того, что еще совсем недавно было домом и в ней детские игрушки, велосипедики, лошадки… Вот так в одно мгновение остановились многие жизни. Люди работали, строили какие-то планы, и вдруг ничего не стало. Ничего. Одному из наших сотрудников стало очень плохо, я попросила Оксану закончить нашу траурную экскурсию, мы поблагодарили еще раз друг друга и спешно выехали из города. Никогда я еще не ценила так жизнь и своих близких и вообще всё, что мне дал Бог, как в тот страшный вечер.

Возвращение.
Удивительно, какие разные все-таки бывают люди. В начале своего рассказа я писала, как кто-то с готовностью бросался на помощь, а кто-то пренебрежительно отфыркивался. В Крымске мы узнали, что и там «Кому война, а кому – мать родна». Кто-то жизнью рисковал, спасая близких, а кто-то воровал гуманитарную помощь и потом ее продавал. Нам рассказали, что в близлежащих селениях после трагедии магазины взвинтили цены на воду и продукты, так как это стало самым «ходовым товаром». И вот после такого отношения людей к своим же соотечественникам, некоторые еще обвиняют во всех бедах русского народа правительство. А, разве Путин виноват в том, что фуры разворовывали? Или, что цены поднялись искусственно? Все мы в ответе за свою страну, как бы банально это не звучало. Вот Господь и посылает нам испытания проверить: а что мы сделали-то сами для России хорошего? Кому помогли, кого обогрели, а кого обошли в беде мимо.
Но заканчивать на печальной ноте мне не хотелось бы. Ведь мы пока живы и много чего еще можем исправить и в своих душах и в нашей стране, благо столько добрых людей есть вокруг!
… Домой мы не ехали, а летели. Так хотелось побыстрее вернуться в родную загазованную Московскую область. На обратном пути на привал мы останавливались всего один раз (хотя добродушный Алексей нас опять зазывал на ночлег с борщом и в Ростове прям над рекой Дон в нас въехала чужая машина!). За 12 часов мы преодолели 900 км! И остановились только под Воронежом. Отдохнув несколько часов, мы заехали по дороге в храм Казанской иконы Божией Матери (с. Новая Усмань Воронежской области). Верующие собирались в Престольный праздник на Литургию. Матушки из-за свечного ящика, узнав, что мы едем из Крымска в Москву, собрали и насильно передали нам нехитрые гостинцы в дорогу: яблочки, конфеты и хлеб. Мы приложились к огромной храмовой иконе Божией Матери, поблагодарив Пресвятую Богородицу за то, что Она нам помогала всю дорогу. Заступница Усердная, Ты бо еси Божественный Покров рабом Твоим, не оставь нас и всех православных христиан такой измученной, многострадальной, но Святой Руси!

Оксана (Ксения) Гарнаева. Июль 2012 года.