Подберезовики. Дневничок одной большой приемной семьи

КИРЮША
В 2014 году в нашу семью пришло одновременно четверо детей. Три сестры и брат. Планов, чтоб забрать их к себе, у меня совсем не было. Но дети были мне не чужие. Их мама находилась на реабилитации в Центре профилактики социального сиротства при Благотворительном фонде «Русская Берёза», потом сорвалась, и ребята должны были попасть в детский дом. За несколько месяцев я к ним очень привязалась и полюбила. Решили мы потесниться. Трое старших довольно быстро освоились, стали называть меня мамой. А вот маленькая Кира...
Я долго не решалась про нее написать. Во-первых, потому что целый год ждала, что ее родная мать опомнится и вернется. Во-вторых, я надеялась на то, что она подрастёт и малышкинские проблемы уйдут.  Но мне есть с кем сравнивать. Дусе недавно исполнилось 3 годика, а она по развитию намного обгоняет Кирюшу, которой 3,5 года.
Честно говоря, я не знаю, какова истинная цель написания этих строк. Это, наверное, крик моей изболевшийся по этим детям души. Может быть, увидит эти строки молодая девчонка и, перед тем, как поднять рюмку или выкурить сигарету, задумается, что у неё тоже будут дети. И потом уже ничего не исправишь, если ребенок, из-за употребления во время беременности спиртных напитков или наркотиков, будет отставать в развитии или еще что-нибудь хуже. Я сейчас с ужасом думаю о том, что было бы с Кирюшей в детдоме. ПНИ обеспечено — это сто процентов. Кирюша добрая и ласковая, она всех обнимет и поцелует. Но при этом у неё все мамы. Кот Барсик это «рыжая волосатая собака». Суп мы до сих пор едим вилкой. Разговариваем плохо. «Серафим, я красивая» звучит «Сысасым, я сасывая». Она очень много кричит просто так. Практически не умеет одеваться и раздеваться, не запоминает, куда и что одевать. Если одеваем юбку, то юбка постоянно будет выше головы. Сегодня схватила кружку с водой и полила Алесин ноутбук. Рассказывать можно бесконечно.
В последнее время, мы очень много начали заниматься с Кирой. Подключили к ее развитию отдельную няню. Потому что Кира подросла, и за ней необходим глаз да глаз. Она неусидчивая, её так и тянет к балкону, чтобы выбросить кота («собаку»), либо уйти из дома. Оставлять одну её вообще нельзя. Скоро мы начнем заниматься с логопедом. Все наши дети очень терпеливо относятся к Кирюше, хоть она постоянно таскает и ломает их вещи. Мы все понимаем, что именно терпением и любовью можно хоть что-то изменить. Мы же видим, как у подопечных нашего фонда даже дети-инвалиды меняются в лучшую сторону. Нам очень сложно. Но мы любим Кирюшу и, конечно, никуда её не отдадим.
Мы очень просим помощи, чтобы оплатить няню для Кирюши. Няня берет 1300 р. в день. А скоро, Бог даст, начнем занятия с логопедом, психологом и в центре детского развития. Также нам предстоит еще обследование и лечение Киры у платных специалистов. Помогите, пожалуйста, нам вырастить Киру. Чтобы она смогла как можно больше, насколько это возможно, подготовиться к самостоятельной жизни. Это очень светлый ребёнок, она ни в чем не виновата, просто вот так жестоко обошлась с ней жизнь.

ЧЕРНАЯ ИКРА И ХЛЕБНЫЕ КОРКИ
У нашего Артемки день Ангела. Решили хоть немножко его порадовать в этот день, сходили с ним в кафе.
Артёмку мы забрали в семью, когда ему было 5 лет. До этого возраста у него даже не было свидетельства о рождении. О том, как он жил с родной мамой, мы знали не только от органов опеки, но и от соседей, к которым он постоянно бегал просить хлебушка. Мама злоупотребляла, приводила друзей, мальчишка был предоставлен сам себе. Он тоже много рассказывал про своих «пап», про то, как иногда было весело, как маму они с сестрой домой затаскивали, как один из пап умер при них, как их забирала милиция... У Тёмы не было ни игрушек, ни книжек, как у других детей, только то, что приносили соседи от своих.
Живёт Тёма у нас почти 4 года. И все эти годы он с такой ностальгией вспоминает родную мать. Мы стараемся его сделать счастливым, сгладить его боль. Иногда приходит в гости Тёмина сестра. Она маму видит. Сестра принесла Тёме булочку от мамы. Пацан прижал её к груди и долго хвастался перед всеми, что вот, мама его не забыла, помнит. Конечно, он часто объясняется мне в любви, говорит: «Мамочка, ты у меня самая любимая. Но ту, другую маму Лену, я тоже люблю». Я не обижаюсь. Я знаю, что он вырастет и может уйти спасать её. Он её никогда не предаст.
Я всё время думаю. Почему так? Некоторые родители столько вкладывают в своих детей, а дети потом их сдают в дома престарелых или просто забывают. А этим столько от матерей досталось, а они ими бредят. Вот мои пишут своим мамам письма, рисунки рисуют, просят меня им отправить.
Сидим в кафе. Заказала Тёме и Дусе салатик. Салатик сверху украшен тремя красными икринками. Тёма смотрит на них и говорит: «А мы у мамы чёрную икру ели всё время». Я вспоминаю рассказы соседей о хлебушке, который он выпрашивал и понимаю, что те, материнские, корочки и «Доширак» каждый день на обед (в лучшем случае) для него навсегда останутся вкуснее всего на свете.
Я очень благодарна тем людям, которые забирают в семьи взрослых детей-сирот. После того, как их предали родные, поддержка не детдомовская, а именно семейная им нужна безмерно. Мне хочется, чтобы таких самоотверженных людей становилось всё больше и больше. Людей честных, готовых пожертвовать собой ради спасения будущего этих брошенных детей. Они вырастут и всегда будут помнить, что, несмотря ни на какое предательство (а они пережили самое страшное предательство в жизни), Добро существует.  Каждый человек в это должен верить. Даже, если очень больно.

СЁМКА И ОРЛОВСКАЯ ПЛЯСОВАЯ
Дети, которые попадают в нашу семью, обладают абсолютно разным внутренним духовным миром. К каждому нужен индивидуальный подход. Ведь каждый ребёнок пытается пережить и изжить травму, нанесённую родными родителями. Меня часто спрашивают: «Зачем Вы всех детей устроили куда-то заниматься? Они, наверное, очень устают. Вы над детьми издеваетесь». Да, практически все мои приёмыши где-нибудь занимаются дополнительно. И занимаются много. Все занятия далеко не бесплатные, требующие ещё оплаты атрибутики. Выходит всё это в копеечку, и няня наша, как муха, — отвела одного, надо бежать за другим. Вот только дополнительные занятия — это не моя личная прихоть и желание обязательно сделать из детей великих.
С Сёмкой было очень сложно. Парень у нас два раза был в детдоме. Когда случилась беда с его родителями (а мальчишка тогда был в Доме Милосердия при фонде «Русская Берёза»), он боялся, что опять поедет в детдом. Я его оставила у нас. Перевела в православную школу «Образ», чтобы сменить обстановку, так как в школе, где он учился, всё напоминало о родителях. Сёма унывал и учиться не было желания. В «Образе» же он, наоборот, преобразился, стал приносить хорошие отметки. Но всё равно грустил. Папа пообещал, что он быстро вылечится, вылечит маму и заберё Сёму. Сёма писал им письма, очень ждал. Уходил «в себя» и мог часами думать, думать. Иногда он так сидел и вдруг резко говорил: «Я ненавижу своих родителей, я так ждал, что они вылечатся, а они всё равно за мной не пришли». Папа один раз прислал Сёме письмо. Сёма стал хранить его, как зеницу ока. Чтобы отвлечь ребёнка от печальных мыслей, мы его всячески успокаивали. Предложили попробовать где-нибудь позаниматься чем-то полезным. Сёма ничего не хотел. И, когда мы перелопатили практически все городские организации, где можно чем-то заниматься, Сёма вдруг заинтересовался русскими народными танцами. Отдали мы его в студию «Юность». И так парню понравилось выплясывать, что кажется, будто он с рождения танцами увлекался. Очень быстро Сёму учитель ввёл в основной состав! И вот уже в январе он со своим коллективом едет в Сочи на фестиваль!
Сёма мечтал, чтобы я увидела, как он танцует. И вот у нас в городе отмечали в ДК юбилей школы № 4. На юбилей пригласили выступить «Юность». Сёма сказал: «Мама, обязательно приди на меня посмотреть»! Чего не сделаешь для ребёнка. Пробралась тайком на чужой юбилей и ждала Сёминого выступления. А он, как вышел и ищет меня везде глазами. Не видел до конца выступления. И только когда заходил за кулисы, отыскал! Замахал мне! Я чуть не расплакалась. Потом подбежал ко мне в сценическом костюме  и сразу: «Мам, ну как?»...
По дороге домой я Сёму расхваливала, восхищалась, как он совершенно не боится выходить на сцену, не комплексует. Говорю: «Столько людей тебе апплодировали, так всем понравилось выступление. Ты счастлив? Нужно ли тебе ещё что-то для полного счастья?». А Сёма ответил: «Чтоб мама и папа выздоровели».
P.S.: Мы с Сёмой благодарим наших благодетелей, которые помогли нам оплатить поездку в Сочи на фестиваль. Мы (Сёма и няня) едем 7 января. Поездка на двоих стоит 32 000 + костюм 2500 + на расходы 5000. Спасибо огромное! Для Сёмы это очень важная поездка!

Фотоальбом: 
Голосование: 
Голосов еще нет
CAPTCHA
Пожалуйста, введите буквы изображенные на картинке.