Введение во храм Пресвятой Богородицы. Мы на Соловецком Подворье. Размышления.

Слава Богу, удалось сегодня в такой большой праздник петь на клиросе Соловецкого Подворья с. Фаустово.

 Вот правильно говорил Федор Михайлович Достоевский: «Русский человек без Бога – дрянь». Я поняла, что это не в смысле плохой, как человек. Слово «дрянь» в данном контексте означает состояние души (по Далю), которая захламлена всяким мусором, нечистотой, чем-то ветхим и ничего не стоящим. Это правда. Как же плохо жить без Бога. Наверное, понимаешь всю потребность души в Боге, когда в храм ходишь редко.

Меня водили в храм с трех лет. В советское время, конечно, это было сложно. Но, тем не менее, душа моя пропиталась православием настолько, чтобы общение с Богом было смыслом жизни. когда я работала в Елоховском соборе, я могла свободно причащаться тогда, когда решала, что это нужно. До этого были годы, проведенные с маленькими детьми, когда мы только по болезни не посещали службу. Каждое воскресенье или каждый большой праздник. И меня никто не заставлял. Таскать через 8 рельсов 2 коляски (одна из которых была с двумя детьми), идти по заснеженной лесной дороге. Мы жили очень бедно, но при этом были духовно богатыми людьми. Мы ходили в храм не для того, чтобы просить. А для того, чтобы дать. Дать самое важное, что есть в нашей жизни. Мы приводили к Богу наших детей.

Вот и сегодня отец Василий сказал на проповеди о том, что родители Пресвятой Богородицы, праведные Иоаким и Анна, отдали Богу самое дорогое, что у них было – свою Дочь. Наверное, очень трудно было расстаться с собственным ребёнком, тем более единственным и долгожданным. Но это был их обет. И, конечно, приведя Богородицу, которой всего было 3 годика, в храм, праведные родители и не представляли, какой Великий Смысл заложен в Той, Которая через несколько лет родит Спасителя Мира. «Жертва Богу – дух сокрушен». Именно так живет каждый христианин, начиная с Авеля, сына Адама. И в каждой жертве есть огромный смысл.

Но в храм ходить часто не получается. Детей всё больше водят в храм мои старшие дети и няня. Господь дал возможность – петь на клиросе. И там я редко стала бывать. Всё ссылаюсь на занятость, на усталость, разные причины находятся. Но уже чувствуешь обмершвление души. Вдруг, в какой-то момент вообще понимаешь, что там пустота, суета и ничего полезного. Становится страшно. И тогда бежишь, летишь, ползешь – что угодно и как угодно – в храм и благодаришь Бога за то, что дал руки, ноги, зрение, голос, благодаря чему можно быть участником соединения с Богом в храме. Можно говорить сколько угодно о «Боге в душе». Ничего не вылечит и не наполнит душу так, как Исповедь и Причастие.

Прихожу на клирос. Все наши так рады. Будто сто лет меня не видели. Регент Лариса сразу дает читать 6-й час. Потом Литургия пролетает на одном дыхании. После службы, по традиции, Крестный Ход. И конечно, простой монастырский, но безумно вкусный обед, в трапезной. Настроение чудесное, праздничное. Самое главное, что душа оживает.