Берегите себя и ближних! Оставайтесь дома.
 

В Питере. Из дневника поездки. К святому праведному Иоанну Кронштадтскому

Борьба с жадностью. Да. Именно за этим я и езжу к батюшке Иоанну. Наверное, человек доходит до какого-то определенного возраста или сознания, когда про свои страсти уже не боишься говорить. Наоборот, хочется порассуждать, чтоб понять для себя, в каком ты состоянии находишься.

У меня есть перед глазами примеры абсолютных бессребреников, которые не жалели делиться своим вообще. И никому не завидовали. Таких людей много, но главные для меня лично – святой праведный батюшка Иоанн и мои дедушки Юрий Гарнаев и Павел Антонюк. Они никогда не были куркулями и жмотами. Чего я не могу сказать о себе. Причем, я даже не пытаюсь прикрыться детьми, оправдывая свою жадность былой бедностью и нынешней экономией. Мои деды жили в разы хуже меня. Так как прошли голодные довоенные годы (особенно дед Паша на Украине), войну и трудное послевоенное восстановление. Меня часто благодарят: спасибо за помощь, а я её не совершаю. Это помогают благотворители, добрые люди. Мне же очень тяжело расставаться со своим имуществом, отдаю  «со скрипом», мучаюсь и страдаю. А вдруг не хватит до зарплаты? А мне еще надо купить то-то.  Или ещё хуже: вот что всё просят и просят, ведь знают, сколько у меня детей)))) Я знаю, что жадины в Царство Божие не войдут. Вот и прошу отца Иоанна Кронштадтского научить меня быть жертвенной и милосердной, хоть такой малюсенькой капелькой, но быть внутри похожим на него. Чтоб не бояться завтрашнего дня, чтобы так же надеяться на Бога и не жадобить.

В этот раз не удалось приложиться к его святым мощам, так как идет ремонт усыпальницы. Но я рядом помолилась, записочки написала. В храме, который открыт, находится икона «Спаситель в белом хитоне», которую написал мой любимый священномученик Серафим Чичагов, духовное чадо отца Иоанна Кронштадтского.  А в церковной лавке много всяких целебных мазей, которые я набрала на подарки. В Иоанновском монастыре очень тепло и уходить не хочется. У святых есть такая особенность. Они всех любят. Даже таких грешников, как я.