Размышления во дни карантина

Что я хочу сказать? Вот несколько дней мы на карантине. И знаете, какое-то необыкновенное спокойствие на душе. Прям так, как когда мои дети были маленькими, и я с ними постоянно была дома. Я каждый день вижу почти всех своих детей, даже больших. С нами моя мама. Даже какие-то материальные и бытовые трудности отступают на второй план. Потому что ощущения какого-то собранного пазла и огромной силы.

Всё-таки не даром безбожное время так ударило по семье. Семья — это душа. Огромный организм. Бабушки, дедушки, родители, дети, внуки... Мне кажется, если бы не этот карантин, мы бы так и жили. Бегали, суетились. Утром встал — ночью упал. Что-то ушло от нас, самое главное и важное. А это плохо. Мы перестали ценить семью по-настоящему. Ну есть она, и ладно. Пришел с работы - надо отдохнуть, все надоели, не лезьте, занимайтесь своими делами. Разве не так? Раньше-то семьи жили вместе, в основном, крестьяне. Это был крепкий мощный костяк. Семья принимала рождение человека, семья провожала... Теперь и провожать-то никто уже по тем, семейным традициям не умеет. Помню, как дед умирал у нас на руках, хватал каждого из нас, не хотел от нас отрываться, а мы молились за него, довели до самой последней черты, попрощались...

У нас большая семья. Мои старшие дети так опекают бабушку. Она рада. Что еще нужно пожилому человеку? А ведь я когда-то обижалась на Бога за то, что Он посылает мне детей, потому что трудно их было растить, отказывая себе буквально во всём. Так приучило нас думать безбожное время, чтоб жили только ради себя. И не рожали детей. От этого и куча сейчас одиноких стариков и детских домов тоже. Меня Бог миловал, все мои выросли, и вот результат. Но сколько пугали! На что будешь их содержать, работы нет, денег нет, идиотка, больная, блаженная, православная сумасшедшая и т.д. Нет, нет, я не выпячиваю свою историю, говоря: смотрите, какая я прекрасная, идеальная. В большой семье и проблем много. Но их и решать вместе легче. Это правда.

Уверена, что Бог не просто так послал нам это сидение дома. Слишком мы разобщились, и что-то уже совсем пошло не так. И хоть мы и верующие и такие христиане, а все равно не хватает нам любви, смирения и жертвенности. Вот сейчас и поучимся.