Истинный Воин Христа Бога

 

 

Политическая крепость прочна только тогда, когда держится на силе нравственной. (В.О.Ключевский)


Ни один православный христианин не верит в случайности. Всё происходит по воле Божией, закономерно. И чем старше человек становится, тем больше он видит в своей жизни закономерностей и  усерднее благодарит Бога за все Его благодеяния.(О.М.Гарнаева)


Июль 1991 года выдался душным и  жарким. Я донашивала своего первенца и очень страдала. Мне было всего 18 лет, беременность далась тяжело, живот вырос неимоверных размеров. Тот, кто жил внутри меня постоянно больно толкался. Так хотелось побыстрее освободиться от живота, но роды все не начинались. Когда уже все сроки вышли, врачи поставили вердикт о том, что у меня слабая родовая деятельность и отправили на «вызывание» родов в институт. Перед тем, как лечь в больницу, моя мама отвела меня в храм, чтобы я исповедовалась и причастилась. До сих пор помню, как трудно мне было в такую жару стоять в храме, но я так боялась неизвестности – первых родов, что молилась очень усердно и искренне. Я прикладывалась к иконам Господа, Богородицы, святых угодников и просила Их не оставлять меня одну в этом неизвестном мне месте – институте акушерства и гинекологии в Москве.
17 июля я приехала в  институт. Мама попрощалась со мной, благословила, а сама поехала  на вечернюю службу под праздник святого преподобного Сергия Радонежского.  Мы очень почитали преподобного Сергия, так как он был тесно связан со святителем Алексием митрополитом Московским, у мощей которого в Богоявленском соборе трудилась моя мама.
Преподобный Сергий и святитель Алексий жили в переломное для России время, являясь заступниками русского народа. Тесные узы духовной дружбы и братской любви связывали преподобного Сергия со святителем Алексием. Святитель на склоне лет призвал к себе преподобного и просил принять Русскую Митрополию, но Сергий по смирению отказался от Первосвятительства.
«Преподобный Сергий родился, когда вымирали последние старики, увидевшие свет около времени татарского разгрома Русской земли, и когда уже трудно было найти людей, которые бы этот разгром помнили. Но во всех русских нервах еще до боли живо было впечатление ужаса, произведенного этим всенародным бедствием и постоянно подновлявшегося многократными местными нашествиями татар. Это было одно из тех народных бедствий, которые приносят не только материальное, но и нравственное разорение, надолго повергая народ в мертвенное оцепенение.
Люди беспомощно опускали руки, умы теряли всякую бодрость и упругость и безнадежно отдавались своему прискорбному положению, не находя и не ища никакого выхода. Что еще хуже, ужасом отцов, переживших бурю, заражались дети, родившиеся после нее. Мать пугала непокойного ребенка лихим татарином; услышав это злое слово, взрослые растерянно бросались бежать, сами не зная куда. Внешняя случайная беда грозила превратиться во внутренний хронический недуг; панический ужас одного поколения мог развиться в народную робость, в черту национального характера, и в истории человечества могла бы прибавиться лишняя темная страница, повествующая о том, как нападение азиатского монгола повело к падению великого народа. Могла ли, однако, прибавиться такая страница? Одним из отличительных признаков великого народа служит его способность подниматься на ноги после падения. Как бы ни было тяжко его унижение, но пробьет урочный час, он соберет свои растерянные нравственные силы и воплотит их в одном великом человеке или в нескольких великих людях, которые и выведут его на покинутую им временно прямую историческую дорогу.
… чтобы сбросить варварское иго, построить прочное независимое государство и ввести инородцев в ограду христианской Церкви, для этого самому русскому обществу должно было стать в уровень столь высоких задач, приподнять и укрепить свои нравственные силы, приниженные вековым порабощением и унынием. Этому  делу, нравственному воспитанию народа, и посвятил свою жизнь преподобный Сергий.
….Народ, привыкший дрожать при одном имени татарина, собрался наконец с духом, встал на поработителей и не только нашел в себе мужество встать, но и пошел искать татарских полчищ в открытой степи и там повалился на врагов несокрушимой стеной, похоронив их под своими многотысячными костями. Как могло это случиться? Откуда взялись, как воспитались люди, отважившиеся на такое дело, о котором боялись и подумать их деды? Глаз исторического знания уже не в состоянии разглядеть хода этой подготовки великих борцов 1380 года; знаем только, что преподобный Сергий благословил на этот подвиг главного вождя русского ополчения, сказав: "Иди на безбожников смело, без колебания, и победишь" .
В этом году наша страна отмечает 700-летие святого Сергия Радонежского.
При имени преподобного Сергия народ вспоминает свое нравственное возрождение, сделавшее возможным и возрождение политическое, и затверживает правило, что политическая крепость прочна только тогда, когда держится на силе нравственной. Это возрождение и это правило - самые драгоценные вклады преподобного Сергия; не архивные или теоретические, а положенные в живую душу народа, в его нравственное содержание. Нравственное богатство народа наглядно исчисляется памятниками деяний на общее благо, памятями деятелей, внесших наибольшее количество добра в свое общество. С этими памятниками и памятями срастается нравственное чувство народа; они - его питательная почва; в них его корни; оторвите его от них - оно завянет, как скошенная трава. Они питают не народное самомнение, а мысль об ответственности потомков перед великими предками, ибо нравственное чувство есть чувство долга. Творя память преподобного Сергия, мы проверяем самих себя, пересматриваем свой нравственный запас, завещанный нам великими строителями нашего нравственного порядка, обновляем его, пополняя произведенные в нем траты. Ворота лавры преподобного Сергия затворятся и лампады погаснут над его гробницей только тогда, когда мы растратим этот запас без остатка, не пополняя его.» - (Василий Осипович Ключевский, впервые опубликовано в 1892 году).
18 июля в день святого преподобного Сергия вокруг меня собрался целый консилиум. Я мало чего понимала из врачебной речи, но чувствовала, что происходит что-то не очень хорошее. Врачи меня долго щупали, трогали, смотрели на УЗИ. Потом отправили меня в палату, предупредив, чтобы я ничего не ела, так как 19 июля мне будут вызывать роды. Я пошла позвонила маме, поплакала, сказала маме, чтоб приезжала ко мне уже 19-го и ждала, пока я рожу. Мама постаралась меня успокоить, обещала за меня молиться и сказала, чтобы я тоже молилась преподобному Сергию, так как сегодня его праздник.
Вернувшись в палату я помолилась преподобному, прилегла и уснула. Проснулась я от дикой боли. Оказалось, что у меня внезапно начались схватки. Девчонки из палаты вызвали врача, который сразу забрал меня в предродовую. Я даже не успела позвонить маме. Роды начались у меня в 16 часов 18 июля, а закончились 19 июля в 11.45. Я никогда не забуду, как мне было больно, страшно и одиноко. Иногда в палату поступали роженицы, но они быстро рожали и я опять оставалась одна. От боли и страха я только и кричала: «Господи спаси! Преподобный Сергий, помоги!».
К утру следующего дня, когда силы совсем покинули меня, опять собрался консилиум. Теперь к профессорам и врачам прибавились практиканты. Они опять меня щупали, трогали, перекладывали, а мне уже было все равно. От боли я отупела, а голос пропал. В мой помутневший разум вливались обрывки фраз: « На кого идем», «Почему не вызвали ночью», «Кесарить поздно». В тот момент я уже была на грани другого мира. И мне уже не было страшно. Я смотрела в потолок и беззвучно шептала: «Преподобный Сергий, не оставляй меня!». Будто просила уже не оставлять меня не здесь, а ТАМ. Смутно я помню, как какие то два здоровых профессора навалились мне на живот и закричали: «Тужься!». Мне стало совсем плохо и вдруг я почувствовала неимоверное облегчение. Врачи громко стали что то говорить друг другу, а один нагнулся, погладил меня по голове и сказал: «Поздравляю! У тебя мальчик!». В этот момент мне показали моего малыша. Он был такой большой, белый и смотрел очень серьезно.
Потом еще были какие-то очень болезненные процедуры. Но, после перенесенных мук, это настолько было неважно. Меня подняли в палату. Там уже находились три мамочки, они стали мне помогать устроиться на кровати, так как сама я еще не могла. В палату вошла медсестра. «Вам записка», -сказала она и протянула листочек. На листочке было написано: «Доченька» Поздравляю тебя с рождением Сереженьки!». Это моя мама пришла, а я уже родила. Мама потом рассказывала, что после того, как я повесила трубку, ей стало очень тревожно и она молилась за меня почти сутки не вставая с колен…
Сережка родился на 43 неделе беременности. Вес его при рождении был 4 кг 500 гр, рост 59 см. Спасли нас чудом. Более того, от долгих потугов у Сережки на голове образовалась огромная шишка. И одна «добрая» медсестра сказала, что он от этого будет дурачок. Но промысел Божий на моем сыночке был совсем другой. Мы его окрестили в честь преподобного Сергия. Он вырос умным, порядочным, добрым и порядочным человеком. Я очень горжусь своим старшим сыном и желаю ему стать таким же богатырем, которые спасали нашу страну при святом преподобном Сергии Радонежском, настоящим Воином Христовым! Все эти годы я благодарю преподобного Сергия за моего сына Сережу.

P.S. На день рождения человеку обычно дарят какой-нибудь подарок. Я не знала, что подарить преподобному Сергию. Поэтому мы с Сережей и другими детьми съездили к его святым мощам в Троице-Сергиеву Лавру и я составила этот рассказ. Для того, чтобы люди узнали еще об одном чуде по молитвам преподобного Сергия. Наши Небесные Покровители всегда находятся рядом с нами и помогают нам. Поэтому, как бы не было трудно, надо обращаться к ним за помощью.