Берегите себя и ближних! Оставайтесь дома.
 

Мне больно от их боли

Я некоторое время не могла ничего написать о том, что случилось. Потому как, во-первых, надеялась, что вернется Светка, во-вторых, ужасно переживала за детей и пока не получила распоряжение о временной опеке, боялась что-то озвучивать вообще.
Да, Светка ушла. Пробыла она в центре профилактики социального сиротства три месяца. За то время, пока она проходила реабилитацию, работа была проделана колоссальная. Все, конечно, не опишешь, а, главное, не передашь сколько души было вложено, сколько израсходовано веры, надежды и любви. Все наши сотрудники привязались и к Светке, и к ее детям. Она очень изменилась, будучи на реабилитации, стала заниматься с детьми. Рустама и Богдану мы забрали из интерната с пятидневки. Хотели уже переводить в обычную школу, а малышек Малю и Киру устроить в садик, но….  10 лет зависимости от алкоголя перевесили несколько месяцев свободы от греха.
Началось все с обморока Рустама. Он упал прямо на службе в храме. Прихожане вызвали «Скорую», мальчика отвезли в больницу. Врачи поставили возможный диагноз «Эпилепсия», так как этим заболеванием страдает его мама.  Но за несколько дней до этого я стала замечать, что со Светкой что-то происходит. Как будто начинался кризис. При разговоре у нее опять потрясывались руки и глаза убегали в сторону. Рустам самый старший и единственный мальчик в семье. Ему 10 лет. Он много чего повидал и много чего уже знал. Как-то наши няни услышали, как он тихо сказал сестрам: «Что радуетесь, она все равно начнет пить и нас заберут в дет дом». Он все время этого ждал. Ребенок столько лет находился в состоянии постоянного стресса. И именно он первым почувствовал, что мать уже приняла какое-то решение. Его нервы просто не выдержали. Обморок случился именно в храме, когда измученная детская душа обратилась за помощью к Богу. Он устал от неизвестности и напряжения.
Через несколько дней Света взяла детей, пошла навещать маму и больше не вернулась. Бдительная соседка Светы стала звонить и рассказывать о том, как дети высовываются из окон с 7 этажа или в 11 вечера бегают одни по двору, даже малюсенькая Кира, которой всего 2,5 года. Мне просто страшно это представить, потому что Кира на полгодика старше нашей Дуси.  Мне вообще было ужасно думать о том, что дети окажутся в том же состоянии, что и 2 января, когда сотрудники органов опеки застали в квартире Светы изумительную картину: с малышкой Кирой спал здоровый чужой пьяный мужик… Ну, слава Богу, он просто спал. Ребенок, скорее всего, сам к нему прилег. Кстати, дети у Светы вообще ночные жители, так как ночью привыкли гулять. В общем, опять над этими несчастными детьми нависла угроза помещения в детский дом.
Знаете, как-то живешь -  ну говорят о сиротах, но это где-то, это не у нас. Да, их жалко, но мы этих детей не знаем и от сердца их не отрываем. Одна женщина про детей Светы сказала так: «С такой матерью детей оставлять нельзя – они погибнут. Надо их отправить в дет дом. Ну переболеют один раз, потом оправятся». Я знаю стольких сирот, которые давно вышли из стен дет дома или остались навсегда в ПНИ (психоневрологический интернат) и не знаю ни одного, кто бы оправился от этой тяжелейшей психологической травмы. И все равно, если ты ребенка не видел, то и не поймешь, что это за травма. Но на самом деле это очень страшно. Это вечное ожидание матери и озлобление на мир за то, что остался один. Может, мир-то весь и не виноват. Но все равно, мир — это мы, взрослые. А взрослые не должны были допустить такого катастрофического одиночества.
Рустама мы в шутку стали звать Али-Бабаевич в честь знаменитого героя «Джентльменов Удачи». После того, как мне разрешили оставить детей у себя, не могу отвести его постричься. Целую неделю уговариваю. Говорю: «Ты оброс, некрасиво, смотри все мальчики так хорошо пострижены». А он: «Мама приедет и меня пострижет. Она, наверное, уже приехала». Рустам говорит с такой уверенностью, что я и сама начинаю верить в то, что мама в Доме Милосердия. Даже звоню туда. Но мама не объявлялась. В итоге, он все-таки соглашается на стрижку. Все мальчишки, включая самых старших, коротко стрижены.
Богдану, Малику и Киру приходится оставлять под приглядом в Доме Милосердия. Там раздолье. Правда, все разболелись. Малика часто спрашивает о бабушке. Говорит, она обещала купить коляску с получки. Кира не понимает, кто такая мама вообще и, если кто-то из женщин приходит в Дом Милосердия, радостно бросается навстречу с криком МАМА!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Богдана говорит: «Лучше мне жить с другими людьми, надоело, что мама пьет». А Рустам просит не отправлять его в лагерь, так как он свой день рожденья и новый год всегда проводит в лагере.
Я очень хочу помочь этим детям. И пока мне так больно самой от их боли, что я даже не знаю, что могу для них сделать, чтоб они перестали страдать.  Давайте поможем этим детям вместе!

 

P.S. На следующий день после написания этой статьи: Света приходила. Мы решили попробовать продолжить реабилитацию в Центре еще на полгода. Но удаленно. Просим Ваших святых молитв. Все-таки человек не совсем пропащий. Просто она не может справиться со своим недугом. Это очень сложно. Через полгода у меня заканчивается временная опека..... Дети пока будут жить у нас.