15 апреля 2012 г. Пасха. Светлое Христово Воскресение

 

Самый светлый праздник для каждого православного христианина — это, конечно же, Воскресение Христово, Пасха. Для меня этот праздник с детства такой долгожданный и торжественный. Когда я была маленькая, моя мама пела в правом хоре Богоявленского кафедрального собора, и я всегда стояла на клиросе и вместе с певчими, следуя за хоругвями и иконами, выходила на крестный ход. Души человеческие очень тянуло в храм и, несмотря на то, что было советское время, вокруг собора собиралось огромное количество людей. А я шла вместе с хором, пела "Воскресение Твое Христе Спасе..." и думала, что это самые счастливые мгновения моей жизни. Детская душа чувствовала в минуты крестного хода незримое соединение с праздником на Небесах... Сейчас я уже выросла. Но душа до сих пор помнит те детские благодатные минуты и рвется на пасхальное богослужение.
Выросли и мои родные дети. Они уже с трудом вспоминают их детские Пасхи. Как мы весь Великий Пост мечтали, что сходим на Пасхальную службу (а мои совсем малышами присутствовали на всей ночной службе), придем домой и съедим весь торт "Птичье молоко". Наверное, очень чревоугодно по отношению к Великому празднику. Но мы только на такой Великий Праздник могли позволить себе "Птичье молоко". Правда, со службы мы возвращались такие уставшие, что уже ничего есть не могли!
Теперь же у меня самая большая мечта Великим Постом, чтоб мои родные взрослые дети исповедались и причастились хотя бы два раза в пост. Один раз в начале и один раз в Чистый Четверг. Мы ведь стали большие, современные, кое-кому даже стыдно сказать, что школу пропустил из-за того, что в храм поехал.
Я от детей святости не жду. Помню себя. Но молитва матери ведь со дна моря поднимет, вот и молюсь. Господи, спаси моих детей! Пресвятая Богородица, не оставь их! И вот в этом году Господь помог всем моим детям причаститься. Правда, старший ходил на службу в наш дорогой Богоявленский собор. А мы все с детишками, сотрудниками фонда и Домом милосердия поехали на Соловецкое Подворье в село Фаустово. Очень я Господа за это благодарила.
Детям привить веру, наверное, всегда было трудно, особенно, если ты не святой, а уж в настоящее время и подавно. Мои новые малыши пока ходят за мной хвостиком и называют "мамулей", в храм ходят без капризов и "некогда-немогу-нехочухов".
После службы старшие убежали по своим делам, а малыши пришли помогать мне красить яички. Раньше они никогда яички сами не красили.

В Великую Субботу мы собираемся в храм, чтобы приложиться к Плащанице и освятить яички, куличики и паску. У нас так всего много: 150 яичек мы покрасили для всей семьи и на открытие благотворительной трапезной, 120 куличиков опять же и для семьи и для трапезной и одна пасочка. К нам присоединяются помощники: мальчик Женя и сотрудники фонда Леночка и Танюша. Одни мы бы ни за что не справились. С собой мы взяли раскладной стол, так как понимали, что поставить такое огромное количество яичек и куличиков на общий стол просто нереально. Дети у нас молодчины. Потому что очень активно помогали: нашли место под столик, разложили, установили, разместили на нем все наши куличики и яички и окружили столик плотным кольцом во избежании его толкания со стороны других прихожан.

Вот и настал долгожданный праздник! Мы берем с собой жителей Дома милосердия и отправляемся на крестный ход в храм Преображения Господня. Народу и в храме и у храма очень много. Мы решили до крестного хода постоять на улице и помолиться, по громкоговорителю очень хорошо было слышно службу и хор. Пока мы стояли, пришел мой старший сынок Сережа со своей девушкой Аней. Я так люблю, когда мы собираемся все вместе. Хотя бы ненадолго, хотя бы на крестный ход.
На улице ветер, и наши свечечки то и дело гаснут. Не гаснет только у Лёши. Он ходит с горящей свечой и всем нам зажигает свечечки. За это Лешик получает прозвище: Алексеус - Прометеус! Из храма выносят иконы и хоругви. А из Алтаря слышно пение духовенства "Воскресение Твое Христе Спасе....". Начинается крестный ход. Выходят наши певчие во главе с Константином Вячеславовичем (см. открытие благотворительной трапезной) и батюшки. Огромное количество людей устремляются за ними. Мы боимся, что будем задавлены толпой или потеряемся и становимся в самый конец людского потока.
Сзади идут больше те, кто просто зашел на крестный ход, пахнет спиртным, слышны нетрезвые реплики. Как поет хор уже не слышно, певчие и люди, которые знают тропарь, ушли далеко. Я говорю детям и доммилосердовцам: поем, а то Господь нас не услышит. И затягиваем тоненькими голосками: Воскресение Твое Христе Спасе.... Через мгновение в помощь нам вступают басы папы и Сережи, и еще немного погодя подключаются наши соседи крестноходцы.
Спиртным начинает пахнуть больше, некоторые, видно, пришли уже сильно принявши. Мы идем с ними, спотыкаемся и я вдруг вижу на глазах людей слезы. Вспомнились слова одного батюшки: никогда не суди пьяниц и наркоманов, их жизнь очень тяжела; но раскаяние у них бывает такое, иногда во время последнего укола или рюмки, что они к Богу становятся ближе, чем самый молитвенный праведник...
А батюшка отец Николай — настоятель храма — очень добрый человек. Он не начинал петь Христос Воскресе и не открывал храм, пока мы все недоспотыкались до него. Вот истинный человеколюбец.

Выспавшись, мы пошли поздравить Дом милосердия и нашу бабулечку с дедулей.

А в храме Архистратига Божия Михаила нам разрешили позвонить в колокола! Так здорово! Христос Воскресе!