Дети и Дети

Привет, мой милый дневничок! У меня так мало свободного времени для того, чтобы вести тебя. О многом хочется рассказать, чтобы навсегда запомнить какие-то самые важные моменты жизни. Когда я была подростком, я вела дневник, только он потерялся. Но, как-то совершенно случайно, во время очередного переезда с детьми на съемную квартиру, я наткнулась на знакомую маленькую красненькую книжечку. Необыкновенно интересно оказалось наблюдать свой образ со стороны пройденных годов. Именно тогда я впервые задумалась над тем, сколько неприятных моментов, а, порой, может, и горя принесла своим родителям в так называемом переходном возрасте. Теперь я наблюдаю развитие своих детей, которые выросли и даже переросли этап той малолетней писательницы, яркой представительницы обманутого поколения 80-х и 90-х годов двадцатого столетия.

Мое поколение было обмануто властью, историей, страной, в конце концов. Из вчерашних примерных пионерок мы резко шагнули в огненную пучину сексуальной революции, разнузданности, грубости. Место «настоящих героев» в нашей жизни заняли люди, образ которых помогал сделать из нас существ, которые по своему мировоззрению (а, скорее, даже по его отсутствию), были ниже скотов. Именно те годы дали начало безумному разврату, пьянству и развалу русской души у многих моих соотечественников. К 23-м годам я уже потеряла семерых своих друзей. Только один из них погиб при исполнении интернационального долга, а остальные….

Правильно говорят, что молитва матери со дна моря поднимет. Так было и в моей жизни. По молитвам моей мамы Господь столкнул меня с дороги разложения. Хотя я с Ним (глупая) пыталась отчаянно бороться, доказывая свою «свободу» и демократию, которыми пичкали мое поколение. Бог связал меня детьми. Да, мне хотелось быть свободной. Но слабые ростки православной веры, заложенные еще с младенчества, не давали пойти на преступление – убить собственного ребенка. Помню, как я рыдала и грызла по ночам подушку, когда Бог мне послал третьего, а после его рождения сразу же четвертого ребенка! В 90-е годы рожать детей в большом количестве было верхом глупости. Я так счастлива, что мои дети просто не помнят этих карточек, пустых прилавков, которые почему-то стали прообразом душевной пустоты, безработицы. Вся страна тогда находилась будто в черной дыре, из которой нет выхода. И все же Господь выход показал. По крайней мере, мне. К Нему я не шла, а ползла именно от тоски и безысходности. Все лучшие девчонки страны уезжали за границу, находили богатых покровителей, устраивали, как мне тогда казалось, свою жизнь. И только я, умница, красавица, талантливая и перспективная мадам, должна была всем пожертвовать ради детей. Через много лет я узнала судьбы многих девочек, которые погнались тогда за «американ бОями» и длинными рублями. Видимо, Господь открывал мне глаза для того, чтобы покаяние и благодарность мои были чистосердечными и осмысленными. Спасибо Тебе, Господи, за детей и за все, что Ты для меня сделал!

О своих детях я могу рассказывать безконечно. Конечно, они у меня самые лучшие. Нет, дневничок, ты не подумай, что я хвастаюсь. Просто я их очень люблю. Мы с ними столько всего пережили. Дети меня всегда прощали, верили в меня. Они никогда не устраивали истерики из-за того, что я не могла им что-то купить.

Помню, шла я по рынку, одной рукой перед собой везла прогулочную коляску с дочкой Сашкой, подпирая животом, в котором сидел Серафим, ручку коляски, стараясь второй рукой удержать 5-летнего Сережку, который постоянно пытался вырваться и начать бегать. Из-за его дерготни с крышки коляски упала сумка с продуктами, рядом с рыбным прилавком, я с трудом наклонилась, собирая, что упало, и ругая Сережку. Сашка в это время чего-то пела. Она вообще постоянно пела, выдумывала какие-то свои песни с непонятными словами. Помню, что в песне звучало что-то вроде «Ыбка, ыбка». В общем, полдороги с рынка я еще ругала Сережку за его непослушание. А когда пришла домой, обнаружила в коляске у Сашки три толстенные рыбины (вот что такое оказалось за «ыбка»), которые она стащила у тётенек с прилавка, пока мы собирали продукты. Сашку ругать было бесполезно, так как ей тогда было где-то 1 год и 9 месяцев. И зачем она это сделала, объяснить не смогла бы. Пришлось на следующий день идти на рынок, чтобы вернуть тётенькам рыбу. Но то ли продавщиц сразил наш поступок с возвращением, то ли Сашка их очаровала своим пением, то ли у меня был очень «жалестный» вид, но рыбу у нас не забрали, а наоборот, подарили еще несколько штук. Сережка в 5 лет, конечно, уже все понимал. Он очень удивился, зачем нужно было возвращать рыбу. Но после беседы он все-таки согласился с тем, что это получается воровство, а воровать плохо и грех. И что за плохой поступок Бог накажет, а за хороший наградит. Вот поэтому нам и отдали рыбок.

А ровно через год, когда рядом с Сашкой в коляске сидел Серафим, а в ручку коляски я упиралась огромным животом, в котором сидел Лёшик, с крышки коляски, пока я «разинула рот», стащили мою сумочку, в которой лежали наши гроши для похода на рынок, мой паспорт и обменная карта, без которой меня бы не приняли в роддом. У меня тогда случилась истерика, я почему-то безумно боялась, что умру родами, потому что у меня было три кесаревых подряд, и что теперь без обменной карты меня не пустят в роддом, и я умру от схваток. Вся в слезах вернулась я с детьми домой и еще долго плакала из-за своей несчастной жизни. Вдруг из детской комнаты я услышала, как Сережка просил у Бога, чтоб Он «вернул маме сумку и деньги». Я была настолько шокирована чистотой этой детской молитвы, что перестала плакать, и заглянула потихоньку в комнату. Сережка стоял перед иконами на коленях, рядом с ним стояла Сашка, лежал Серафим и сидел кот Барсик. Все они по-своему говорили с Богом. Я почему-то сразу успокоилась.

Через пару часов мне позвонили из милиции и сказали, чтобы я приехала за своими документами, которые нашли сотрудники рынка в привокзальном туалете. Вечером этого же дня приехала в гости моя мама, протянула конверт со словами: «Только собиралась выезжать из собора, как подходит какой-то мужчина и говорит: «Матушка, я знаю, у Вас дочка многодетная мать и очень нуждается, возьмите, передайте ей». Я развернула бумажный конвертик. В нем лежала сумма в два раза больше, чем та, что украли на рынке…

Я много еще могу вспомнить. И рассказать. И обязательно это сделаю, милый дневничок. Я очень благодарна Богу за то, что у меня есть дети. И что они именно такие, какие есть. Да, всякое у нас бывает: и ссоры, и шалости, и недопонимания. Но только дети с таким чистым сердцем принимают других детей, которым нужна помощь. Они мне подают пример добра и милосердия, веры, заботы и любви. И за это я им многое прощаю. Ведь если бы не они, неизвестно была бы сейчас я…