2009 — 2011 гг. Вика, Галюся и Артемка

 

Это деточки, которых мы приняли в семью. Викуся (социальная сирота) жила у нас, пока ее бабушка-опекун со сложным заболеванием лежала в больнице. У Вики был порок сердца, девочка пенесла две операции. Ее хотели отправить в детский дом, откуда потом бабушка, возможно, и не вернула бы ее. Вот мы и забрали Вику к себе под опеку. Потом бабуля выздоровела, и девочка переехала домой. Но теперь часто навещает свою "маму".

А Галюську двух недель от роду привезла в офис фонда ее молодая несовершеннолетня мамочка. Слезно просила приютить дочку, чтоб не отдавать ее в детский дом, на то время, пока мамочка "встанет на ноги". Галюся прожила у нас год под опекой. Потом приехала ее мама, она вышла замуж и забрала Галюсю. У Галюси все хорошо, живет с мамой и папой.

За Артемку просили сразу несколько человек: добрые люди, которые знали, в каких условиях он жил с мамой, злоупотребляющей спиртными напитками и которая в итоге была лишена родительских прав, очень переживали, что такой хорошенький и смышленый мальчик попадет в детский дом. Детей в 5 лет не очень-то оттуда забирают в семью. У Артема до 5 лет не было ни свидетельства о рождении, ни медицинского полиса. Читать он не учился. Много рассказывал о своей жизни: о том, как выпивала мама, и они с сестрой пытались ее разбудить; о том, как умер очередной "папа" у них в квартире; о том, как на обед они всегда ели "Ролтон" или "Доширак". Многое маленькому мальчишке казалось просто смешным. Например, как его "папа" хотел прикурить сигарету, а вместо этого прикурил петарду. Или, как мама пьяная лежала у подъезда, и Артем с соседским мальчишкой стреляли по ней из рогатки, чтоб мама встала и пошла домой. Вспоминал, как пришла милиция, и их с сестрой забрали. Только он не понял, куда. Артем находился в больнице, ждал, пока его заберет мама, а на самом деле врачи проводили мед. обследование перед отправкой его в детдом.

Когда мы пришли к нему знакомиться, Артем был в палате совсем один. Мы присели, чтобы поговорить. Малыш сразу запрыгнул на колени моему мужу и сказал: "Знаешь, а у меня папы нет!" То ли эти слова так на нас подействовали, то ли мальчонка больно понравился: вылитый малыш из Карлсона, но мы сразу начали оформлять опеку. После того, как мы прошли все круги оформления и наконец-то забрали своего сына из больницы, в машине Артем заявил: " Я теперь вас буду называть мама и папа"... Наши дети очень полюбили Артема. Сразу стали о нем заботиться. Младший Лёшик отдал Артему самое дорогое, что у него было: коллекцию игрушек из "Киндер сюрпризов", которую он собирал много лет. Серафим учит Артема петь, Сашенька просто балует, но и воспитывает, как старшая сестра. Через год после оформления опеки у нас с мужем и детьми сложилось уже такое впечатление, будто этот мальчик родился у нас, и не было у него тех несчастных пяти лет, прожитых, как он говорит "на Молодеждной" (улица в нашем городе). И только нет-нет, да вспоминает он иногда свою маму и "веселые рассказы" из прошлого.

Сейчас Артем учится на подготовительном отделении православной школы "Образ", ходит на дополнительные занятия к репетитору, посещает бассейн. Много читает, играет и, конечно же, балуется. Генетике мы, конечно, доверяем, но верим в Бога и надеемся, что Господь поможет нам вырастить из Артема настоящего человека. Пока он хочет стать либо космонавтом, либо воином, побеждающим фашистов. У него даже шутки и обзывательства связанны с фашистами. Вот, например, недавно он так разозлился на нашу няню бабу Валю за то, что она "заставляла" его умываться, что сказал ей: ты злая, как немецкий танк!