Маленькое паломничество. Соловецкое Подворье село Фаустово.

Когда в Доме Милосердия гостила Лариса Приловская – жена поверенного фонда Сергея из Иркутской области, мы решили вместе совершить маленькую паломническую поездку на Соловецкое Подворья в селе Фаустово. После того, как мама семейства Оксана ушла из Елоховского собора (в связи с обильным прибавлением в семействе), вся семья и сотрудники фонда «Русская Береза» стали духовно окормляться на Соловецком Подворье.

В конце 15 века Соловецкое Подворье именовалось Ново-Соловецкой Марчуговской Пустынью. Соловецкая пустынь в Марчугах основана в 1654 году указом царя Алексия Михайловича и благословением патриарха Никона. Монастырское предание связывает основание пустыни с избавлением царской семьи от мора, свирепствовавшего в этом году по всей Русской земле. Место, удаленное от Москвы на 60 километров, от Соловков - на 1635, исторически именовалось Замосковским Раменцом (Раменский район) и входило в состав дворцовой Гвоздненской волости Московского уезда. Деревянный храм, стоявший на берегу Москва-реки, пострадал от половодья в 1655 году. В следующем году обитель была переведена в Фаустово на возвышенное место, именуемое Красный холм. В царствование Феодора Алексеевича пустынь находилась в ведении приказа Большого дворца. Именно в это время, в 1670-1680 годы проводилось строительство каменных храмов.

Соборный храм Ново-Соловецкой Марчуговской пустыни освящен во имя Святой Живоначальной Троицы, надвратная церковь - в честь преподобных Зосимы и Савватия Соловецких. Обитель была обнесена деревянными стенами с четырьмя башнями. Из всех строений Ново-Соловецкой Марчуговской пустыни, среди которых были деревянные постройки, сохранились только каменные храмы, которые мы с детишками и посещаем. Соборная церковь во имя Живоначальной Троицы строилась в 1670-1680-е годы. Храмы Подворья признаны памятниками архитектуры. Несмотря на статус памятника архитектуры, церкви сильно пострадали в советское время. Троицкий собор лишился пятиглавия и был приспособлен под совхозный склад.

Среди известных священников в пустыни служили: священномученик Сергий Кедров (1908—1937), протоиерей Александр Зверев (1876—1908) — отец новомученика протоиерея Александра Зверева († 1937) и приёмный отец новомученика протоиерея Иоанна Берёзкина († 1942/43).

В Троицком храме находятся частицы мощей святых Зосимы, Савватия и Германа Соловецких, а так же иконочка священномученика Сергия Фаустовского.

В 1922 году отец Сергий был арестован по обвинению в сопротивлении изъятию церковных ценностей и приговорен к пяти годам заключения в концлагере. В 1923 году власти амнистировали всех осужденных по процессам, касающимся сопротивления изъятию церковных ценностей, и отец Сергий после полутора лет, проведенных в концлагере, был освобожден и вернулся служить в Троицкий храм в селе Фаустово. В двадцатых годах отец Сергий заболел тифом и его положили в больницу в Бронницах. Жена батюшки Людмила Александровна спросила врача, каково состояние здоровья священника, и тот ответил, что оно безнадежно. Матушка тогда дала обет Богу, что будет в течение некоторого времени ходить по воскресным дням в село за двадцать пять километров, где в храме был чудотворный образ Иерусалимской иконы Божией Матери. Матушка усердно молилась Матери Божией, и отец Сергий выздоровел. Матерь Божия спасла его тогда от смерти, сохранив для мученического венца.

За двадцать с лишним лет служения отец Сергий стал родным для своих прихожан, и они называли его Сергием Фаустовским; он был для них заботливым отцом и усердным попечителем о спасении их душ. По большим праздникам священник посещал с молебнами дома всех сельчан; заходя к бедным прихожанам, он старался незаметно оставить в их доме милостыню. Однажды, отслужив молебен в доме, где жили сироты, он достал из кармана деньги и положил незаметно под блюдечко, а псаломщику, служившему с ним, тихонько сказал: «Не обижайся, это я свои деньги положил».

За усердное и ревностное служение отец Сергий к Пасхе 1929 года был возведен в сан протоиерея и назначен благочинным 6-го округа Бронницкого уезда. Это был первый священник, награжденный саном протоиерея за всю историю существования храма в Фаустове. 19 апреля 1932 года отец Сергий был награжден крестом с украшениями.

Он был усердным проповедником и неопустительно говорил на каждом богослужении поучения – ясные, конкретные и простые. Например, причастившимся Святых Христовых Тайн он в проповеди сказал: «Приняв таинство, что мы получаем и что должны далее делать? В этих таинствах мы получаем прощение грехов, примиряемся с Богом, делаемся достойными получать от Него всякие милости и помощь Его. Получаем, и даже часто сами чувствуем силу, которая нас укрепляет как в обыкновенных делах, так, в особенности, и в духовных. Мы более охотно покоряемся воле Божией, перенося разные житейские невзгоды, становимся более твердыми, чтобы устоять против греха. Молитва тоже бывает более чиста и более усердна. Надежда на Бога тоже укрепляется, и нас уже не так пугают всякие незадачи и бедствия.

Поэтому, получив в этих таинствах помощь и укрепление духовных сил своих, мы не должны успокаиваться на том, будто нами все сделано и можно совсем забыть о посте, молитве и добродетелях. Нет, наоборот. Получив подкрепление в этих таинствах, мы должны со свежими силами идти далее по пути спасения. Раз мы раскаялись в своих грехах и дали обещание оставить их, то и должны более твердо стоять против грехов. Мы часто, раскаявшись и дав обещание бросить свои грехи, тут же опять их начинаем сначала. Почему так бывает? А потому, что думаем, что отговели, можно теперь и отдохнуть. Нет, напротив. После покаяния надо приносить, по возможности, благие плоды, то есть за каждый грех нести какое-нибудь наказание, за каждое такое дело делать какое-нибудь добро. Например, если ты имеешь привычку осуждать, гневаться, обижать, то впредь положи себе за правило, чтобы за каждый гнев, за каждую обиду и пересуд класть хотя бы по одному или несколько поклонов. Если ты имеешь привычку ругаться неподобными словами, в особенности при детях, которые невольно запоминают все эти матерные слова и с малых лет часто перегоняют в этом искусстве своих родителей, то, если желаешь бросить этот грех и совсем отстать от него, опять дай себе правило – за каждое матерное ругательство класть один или несколько поклонов. Так в борьбе со всяким грехом можно с успехом пользоваться таким способом.

Конечно, может, кто скажет: все равно ничего не выйдет. Очень просто сказать, что ничего не выйдет. А может быть, что-нибудь и выйдет. В прошлый год не бросил грехов, может быть, в нынешнем году бросишь. Если всех грехов не бросишь, то хотя бы один какой-нибудь грех победишь и бросишь. Ведь если не брать совсем книжки в руки, то, конечно, и читать никогда не выучишься.

Без труда ничего не сделаешь. По словам Спасителя, Царство Божие усилием приобретается и только усердные искатели входят в него.

Притом если при всех твоих усилиях ты не отстанешь от худой какой-нибудь привычки, то и это одно уже хорошо, что ты трудился. Только не переставай трудиться – если не нынче, то завтра, рано или поздно Господь поможет тебе победить грех твой, только молись Ему усердно. Господь знает нашу человеческую слабость, потому терпит нас и прощает нам бесконечное число раз.

Конечно, Бог не будет прощать нам, если мы не желаем и палец о палец ударить для Царства Небесного.

Итак, раскаявшись во грехах, будем по силам нашим приносить плоды, достойные покаяния, чтобы покаяние наше было искреннее, а не простая формальность».

Сотрудники НКВД арестовали священника 25 октября 1937 года, в ночь под празднование чтимой в этих местах Иерусалимской иконы Божией Матери, перед которой когда-то молилась его матушка, прося исцеления отцу Сергию от смертельной болезни. Накануне праздника протоиерей Сергий отслужил всенощную, а около двух часов ночи его пришли арестовывать председатель Фаустовского сельсовета и участковый милиционер.

Они постучались. Отец Сергий вышел на крыльцо и поздоровался с ними.

Ну, давайте собирайтесь, – сказал милиционер.

– Вы извините, но я еще не готов, сейчас я приготовлюсь, – сказал священник. – Подождите здесь, дайте мне Богу помолиться.

И таково было уважение и любовь народа к священнику, что даже представители местных властей не вошли в дом, не стали устраивать обыск, но терпеливо ждали, когда пастырь выйдет, чтобы исполнить приказ об аресте.

Отец Сергий долго и усердно молился и, наконец, причастившись Святых Христовых Тайн, вышел к ним.

На следующий день верующие пришли на литургию и узнали, что церковь закрыта, а священник арестован.

Протоиерей Сергий был заключен в тюрьму в городе Коломне. На допросе он все воздвигнутые против него обвинения отверг.

– Дайте показания о своей антисоветской деятельности! – потребовал от него следователь.

– По этому вопросу дать показания не могу, так как никакой антисоветской деятельностью я никогда не занимался, – ответил отец Сергий.

В поисках доказательств вины священника следователь стал вызывать на допросы жителей села. Одна из женщин показала, что хорошо знает священника, как проживающего в селе с давних лет. Сама она в храме в селе Фаустово за весь 1937 год была всего один раз на праздник Успения Пресвятой Богородицы. В тот день отец Сергий сказал проповедь, как он и всегда говорил, и в особенности в большие праздники. Он призывал укреплять веру, чаще ходить в храм, не забывать Бога. В заключение своей проповеди он сказал: «Православные, не забывайте православную веру и Церковь, ходите чаще в храм и молитесь Богу. Святые угодники и раньше жили в тяжелых условиях, но переносили все в надежде на милость Божию». Дом священника, показала свидетельница, расположен неподалеку от колхозного двора, и однажды в присутствии колхозников отец Сергий сказал, что, мол, много пишут и говорят о колхозах, что они улучшают материальное благосостояние колхозников, но в действительности дело обстоит не так, жизнь колхозников с каждым годом становится все хуже; по видимому, со временем колхозы изживут себя.

Этим и ограничились все доказательства обвинения, которые удалось собрать против священника.

15 ноября тройка НКВД приговорила отца Сергия к расстрелу. Протоиерей Сергий Кедров был расстрелян на следующий день, 16 ноября 1937 года, и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Мы с детьми очень любим ездить на службу в Троицкий храм Соловецкого Подворья. Каменные стены которого хранят в себе многовековую историю. На службе всегда необыкновенно благодатно и спокойно, люди такие добрые. После службы всегда бывает молебен с Крестным Ходом! Слава Богу, времена открытых гонений на церковь закончились и святыня возрождается. Конечно, восстановительных работ на Соловецком Подворье очень много. Но и добрых людей тоже много. По молитвам Соловецких святых и священномучеников, которые служили на Подворье, Господь будет посылать храмам новых и новых благодетелей. А мы будем рады, если кто-то из добрых людей, прочитав этот рассказ, поедут с нами в воскресенье на Соловецкое Подворье!

P.S. В рассказе использовались материалы из книги игумена Дамскина (Орловского) исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия.. и с сайта Соловецкого монастыря