21 апреля 2012 г. Наше ученье — мученье

Не знаю, все ли родители так помешаны на учебе, как я, но для меня учеба детей — это одно из самых важных жизненных мероприятий. Может, потому что я была далеко не отличницей, что в последствии помешало мне получить высшее образование сразу после школы; может, потому что мои кровные дети не медалисты — все мои разговоры с детьми ежедневно начинаются с одного и того же: "Что получил?" и "Уроки выучил?"
Каждый день я пилю детей страшными рассказами о том, что, конечно, все работы хороши, но так как места дворников и собирателей тележек в Ашане все заняты уже другими национальностями (ведь на любую рабочую профессию все равно нужно учиться), будущее детишек ох как незавидно. Кто будет управлять страной? Кто станет хорошим врачом, пожарным, учителем, бизнесменом? Если это будут люди не нашей национальности, то скоро наша страна станет не православной, а мусульманской, а храм Христа Спасителя переделают в мечеть, как святую Софию.
Нет, конечно же, я прекрасно отношусь к людям других национальностей, но я хочу, чтобы Россией все-таки управляли наши дети. В общем, наверное, это уже рассуждения стареющей тёти (бедные мои дети), но под моё образовательное безумие теперь попали Алеська, Никитка, Артем и Сашка. Артем в 6 лет уже хорошо готов к школе (не прошли даром мои старания в течение года), он занимается на подготовительных курсах в православной школе "Образ" и ходит к учительнице домой. Он у нас постоянно что-то пишет, читает, исправляет леворукость (о которой мы только узнали), учит стихи. Читает он вообще все подряд, что только можно прочитать. В этом году, правда, в школу его не берут, психологи сказали, что маленький и не выдержит несколько уроков подряд.
С Артемом у нас дома занимаются сразу несколько педагогов: старший брат Алексей, старшая сестра Алеся и репетитор Эмилия (все по очереди проверяют у него уроки, Эмилия занимается дополнительно Законом Божиим, развивающими уроками: лепка, рисование, вышивка и др.). Не скажу, что Артемий тянется к учебе. Усидчивость и внимание нам даются очень сложно после пяти лет проживания в неблагополучной семье.
Про Алесю пока не хочу сказать ничего негативного. Она старательна, занимается, делает уроки, заставлять ее не нужно. И слава Богу! Потому что второй мой комплекс после учебного - лечебный. Я очень боюсь, что болезненному ребенку от переусердования станет плохо. Например, у Алеськи ФИССС (функциональные изменения сердечнососудистой системы) и ДСУ (дисфункция синусового узла), вегето-сосудистая дистония, нарушение осанки и в довершении ко всему - спазм аккомодации.
У нашего адмирала Александра тоже ФИССС и ДЖВП (дискинезия желчевыводящих путей). Сашка очень добрый. Но с учебой у нас проблемы. Плачем и стучим по столу кулаками, если чего-то не понимаем или не можем запомнить. Учимся по системе "эксернат" с учительницей на дому (приходит к нам Валентина Степановна), уроки делаем со старшим братом Серафимом и его одноклассницей Юлей.
Никитка — наш милый чебурашка. Учимся мы по-разному. То терпеливо занимаемся (так же по системе "экстернат", но с другой учительницей — Галиной Андреевной, — ходим к ней), то плачем, рвем книги и ломаем карандаши. Уроки делаем с Серафимом и Эмилией. Иногда у всех вместе уроки проверяет уставшая мама. Обычно такие проверяния заканчиваются беседами о смысле жизни. Бедные дети.
У Никиты целый букет недугов (все диагнозы поставлены Жуковским педиатрическим отделением). Основные диагнозы: врожденный порок сердца и дефект межпредсердной перегородки. Сопутствующие: воронкообразная деформация грудной клетки. ДЖВП на фоне деформации желчного пузыря. ЗПРР (задержка речевого и психоречевого развития). Нарушение осанки и плоскостопие первой степени.
Я не могу даже представить, чем больны дети, которые родились у мамы Саши и Никиты после них. По нашим данным эти дети сейчас находятся в детдоме. Вы знаете, как бы тяжело ни было, мы все равно будем стараться учиться. Может, конечно, с такими заболеваниями мы и не станем управленцами, космонавтами, пожарными, но мы можем стать хорошими людьми, может быть, и на земле научимся работать. Нам только немножко нужно помочь. Потому что пока нам очень трудно.