Тайна на орловщине

Выпуск газеты: 

Как-то я в одном журнале нашла рассказ о жизни промышленников в России XIXXX вв.  известной династии Рябушинских.  Глава семейства был женат на Александре Семеновне Овсянниковой, дочери купца-миллионщика в Питере.  Ее происхождение из Орловщины, село Дуровка.  А мой свекр, Иван Платонович Овсянников, родом тоже оттуда.  Мне это стало интересно, и я начала разузнавать.  Рядом с Никитскими воротами часто приходится ходить мимо красивейшего в Москве дома.  Настоящий дворец на Малой Никитской.  Выстроил его Федор Шехтель, «отец русского модерна», для братьев-промышленников Рябушинских, владельцев ткацких фабрик по всей России.  Сходила в этот дом на экскурсию, чтобы познакомиться с этой жемчужиной Москвы: фасад в готическом стиле, спальни, гостиные, библиотека, лестница — все в разном мраморе; двери в витражах; на окнах рамы с зеркальными стеклами и витражами Врубеля; вокруг роспись, скульптуры.  Есть и новомодные технические диковинки: паровое отопление с собственной котельной и своя автономная электростанция.  Их дед Михайло Яковлев (сын Якова) пришел в Первопрестольную в рваной кацавейке, с сапогами через плечо из монастыря Рябушинской волости в возрасте 24 лет.  Это был 1802 год.  Пристроился торговать ткацкой ветошью и разными лоскутами.  И стал миллионщиком.  Его сын Павел Михайлович женился вторично в возрасте 50 лет на дочери купца Овсянникова Степана в 1870 году.  Она родила ему 7 сыновей и 5 дочерей.  А в 1875 году отец Александры Овсянниковой (теперь уже Рябушинской) поехал на свою малую Родину в Орловщину, в деревню Дуровку, что рядом со станцией «Красная Заря» (рядом Мценск) и привез своему старшему брату Петрухе дорогой подарок — серебряную позолоченную с инструкцией саблю, именную, сделанную на заказ(дата на сабле).  Я сразу и заинтересовалась, ведь мой муж, Овсянников Вячеслав Иванович, и его отец, дед и все пращуры — выходцы из Орловской губернии, из той же деревни Дуровка, и у моего мужа Славы прадед был Петруха.  Начала сравнивать время действия и место событий.  Все совпадает.  Я не совсем уверена, но все может быть.  Итак, когда началась ВОВ, деду Петрухе было 115 лет, родился он в 1825 году.  Дед Петруха, узнав, что немцы на подходе к деревне, запереживал, что его сабля в опасности. Он вырыл яму под полом в доме, положил туда свою саблю и зацементировал.  Пусть хранится до лучших времен.  Бой под Орлом был очень жестоким.  Немцы разоряли все на своем пути.  Отступая, оккупанты сжигали русские деревни.  Дом деда Петрухи был немного вдали от деревни, стоял на выгоне.  Около дома стоял стог сена.  Старик с вилами в руках смотрел со слезами на глазах как догорает его родная деревня.  Тут к его дому подъехал немец на «Харлее», снял с мотоцикла канистру с бензинам и...  Дед Петруха, не раздумывая ни секунды, воткнул ему вилы в спину.  Труп супостата завалил сеном вместе с мотоциклом.  И уцелел лишь один Петрухин дом из всей деревни.  А когда пришли наши войска, дед подошел к командиру и сказал, показывая на стог сена: «Я тут антихриста убил».  А уже конец войны, когда не стало ни деда Петрухи, ни его сына, деда Платона, часто вспоминали муж Слава с отцом (Овсянниковым Иваном Платоновичем), вспоминали, что в их деревне, на Родине деда, под домом зарыта сабля.  А изрядно когда выпьют, говорили: «Пора ехать в Дуровку, да Петрухину саблю искать».  Да так никто и никуда не поехал.  Видно, времена лучшие еще не настали.  Может, сабля эта и сейчас там покоится спокойно в Орловской земле, как и ее законный хозяин — дед Петруха.  Все возможно.  Мои внуки, Данила и Ляля, может быть, узнают эту тайну.  Пути Господни неисповедимы.  А жизнь каждого человека — тайна. 

Голосование: 
Голосов еще нет
CAPTCHA
Пожалуйста, введите буквы изображенные на картинке.