Житие и чудеса праведного иерея СТЕФАНА СТАРОЩЕРБИНОВСКОГО

Выпуск газеты: 





Житие праведного иерея Стефана Янкова и чудеса на его могилке в станице Старощербиновская

 

 

Посвящается десятилетию обретения нетленных останков праведного иерея Стефана в станице Старощербиновской.

 

Житие праведного иерея Стефана Янкова

Купола, купола, купола - от первого плана до горизонта, как золотые капли Божьего благословляющего дождя из бесконечной вечности, замерзшие на короткий миг в истории человечества.


Праведный иерей Стефан Янков

 

... И колокольный звон. Звон, разливающийся в пространстве и времени, через годы и века пробивающий железные заслоны атеизма, кощунства и скептицизма. Благодатный колокольный звон, впитавший в себя слезные молитвы богобоязненных русских людей, преподобных Сергия Радонежского, Серафима Саровского и ясноглазого молодого пономаря с далекого хутора, святой княгини Елизаветы Федоровны и простой скорбной вдовы, проводившей на фронт мужа и сына. Благодатный колокольный звон, пробуждающий нас, детей безбожного XX века, от сна коммунистических иллюзий, снимающий чары пустых идеалов, бездарного искусства и лукавой философии.

Молитвами всех святых, в земле Российской просиявших, поднимаются из руин храмы и монастыри, возрождается Православие на бывшей когда-то Святой Руси. Святой не потому, что все были святы, а потому, что в Святости видели идеал жизни.

... Был обыкновенный весенний лень 1977 года. Потомки православных русичей готовились отпраздновать в этот год 60-летие Октябрьской революции, которая подменила в них веру в Бога на веру в "светлое будущее". И уж, конечно, никто из сажавших сосенки в парке культуры станицы Старощербиновской не вспоминал о том, что он потомок великих духом казаков, охранявших когда-то границы Православной Руси от языческих племен кочевников. Никто не слышал звона колоколов. Да и откуда?

Храм сравняли с землей еще в 1936 году, а трактор, буривший ямки под саженцы, грохотал так, что "строители коммунизма", пожалуй, сами себя не слышали. Но Великий колокольный звон вечности уже надломил скорлупу времени, и... бур вдруг застучал о камень и провалился в пустоту. Разобрали свод склепа. Смельчаки прыгнули в яму и обомлели. На серебристых украшениях гроба играл весенний луч. Кресты, цветы, листья - казалось, что все это только что вышло из-под рук мастера. Гроб как будто парил в воздухе, поддерживаемый крыльями ангелов, в виде которых были сделаны ножки. Протерли стеклянное окошко гроба от пыли. Под ним ясно виднелось бледное лицо человека.

Накануне праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы, 20 ноября 1874 года в городе Владикавказе в семье бедного мещанина Илии Янкова родился мальчик Стефан.

В этот день на вечернем богослужении в православных храмах радостно и торжественно звучит тропарь праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы: "Днесь благоволения Божия предображение, и человеков спасения проповедание...".

Предвестием милости Божией, проповедью о грядущем спасении людей, Милостью Божией к нам, грешным, окажется потом и эта семейная радость Янковых - рождение сына Стефана. Как две тысячи лет назад, на исходе исчерпавшей себя эпохи Ветхого завета, введение во храм Матери Божией предвещало людям скорое избавление от вечной смерти и освобождение от рабства дьявольского; так и в XIX веке по Рождестве Христовом любящий Господь, не желающий смерти грешника, призывает избранного Своего на проповедь о покаянии, дабы и в последние времена спаслись любящие Бога и обратились к Свету ненавидящие Его.

Мальчика Стефана крестили в честь святого преподобномученика и исповедника Стефана Нового Константинопольского. И как когда-то святому Стефану Новому пришлось пострадать за правду Христову, так и Стефан Янков всю жизнь свою будет претерпевать козни вражий, ибо ревностно будет желать Истины, следуя заповеди Христовой: "блажени алчущии и жаждущии Правды, яко тии насытятся".

* * * *

Стефану с детства пришлось испытать на себе тяготы бедности. Но пламенное желание служить Господу приводит его, пятнадцатилетнего подростка, в город Ставрополь. И в 1890 году он поступает учиться в Ставропольскую Духовную Семинарию. 13 сентября 1890 года в предписании эконому семинарии Н. Успенскому о зачислении в приход денег, поступивших за содержание в семинарском общежитии, впервые упоминается имя семинариста Стефана Янкова. Против его фамилии стоит сумма - 9 рублей - самый маленький взнос среди всех студентов.

Стефан был чутким и любящим сыном. Не желая отягощать своих родителей издержками на учебу, он ежегодно подает прошения в Педагогическое Собрание Правления семинарии о принятии его на казенное содержание ввиду бедности родителей.

Однажды, уже в старших классах, Стефан не мог уплатить долг за содержание в общежитии, составивший 105 рублей.

Уже в семинарии он выделяется неизменно отличным поведением. Богобоязненный, глубоко верующий юноша, Стефан не позволяет себе поступков, порочащих имя христианина, и проявляет в этом отношении непоколебимую ревность о Боге. Именно эта ревность и упование на Него, твердая вера в милосердие Божие помогают ему претерпевать все тяготы жизни в семинарии. За пламенную и ревностную веру Господь укрепит Стефана и возрастит в нем талант прекрасного учителя и проповедника.

Год выпуска Стефана Янкова был для семинарии юбилейным. В 1896 году Ставропольская Духовная Семинария отмечала своё 50-летие. Закончив обучение, Стефан покидает стены семинарии 13 июля 1896 года.

 

 

 

И Ангелу Лаодикийской церкви напиши: так говорит Аминь, свидетель верный и истинный, начало создания Божия: Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден или горяч! Но как ты тепл, а не горяч и не холоден: то извергну тебя из уст моих.

Откр. 3, 14-16

 

Блажени изгнании правды ради, яко тех есть Царствие Небесное

 

8 октября 1896 года Стефан Янков получает назначение в станицу Дядьковскую Кубанской губернии на место диаконоучителя. Здесь он состоит учителем и законоучителем церковно-приходской школы. Прослужив один год, он возвратился в Ставропольскую губернию и в августе 1897 года, согласно прошению, был направлен на диаконо-учительское место к Николаевской церкви села Преградного. Здесь он занимает место учителя в церковно-приходской школе и законоучителя в Министерском училище.

9 ноября 1897 года, в день, когда церковь прославляет икону Божией Матери "Скоропослушницы", Стефан Янков был рукоположен в сан диакона. В этом же году он активно участвовал в первой всенародной и всероссийской переписи, за что был награжден бронзовой медалью.

Прослужив в сане диакона полтора года, о. Стефан выходит на путь пастырского служения. 25 мая 1899 года, в день третьего обретения главы Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, о. Стефан был рукоположен в священнический сан и назначен на служение в село Рагули Ставропольской губернии, штатным священником.

Небесным покровителем о. Стефана становится святой Иоанн Предтеча. Милосердный Господь, все премудро совершающий, укрепляет любящих Его на тернистом пути. Нужно лишь пламенное желание служить Богу всем сердцем и всей душой своей, и тогда иго его становится благом и бремя Его становится легким (Мф. 11, 28-30).

Все ярче в деятельности о. Стефана проявляется талант прекрасного учителя и пламенного проповедника. Потому не дремлет и князь мира сего, усугубляя свои козни против обличительного слова о. Стефана. Батюшка не любил лукавства и лжи, всегда нелицемерно обличал преступающих слово Божие, за что приходилось ему претерпевать и клевету, и оскорбления. Не всем по душе было обличительное слово батюшки. За оскорбление себе почел его и волостной старшина с. Рагули. Затеянный суд против о. Стефана тянулся несколько лет до 1907 г. И хотя дело было оставлено без последствий, немало душевных скорбей оно принесло батюшке.

Отец Стефан был женат на дочери есаула Афанасия Ткаченко Анне. 26 августа 1900 года Господь благословляет матушку Анну и о. Стефана сыном Александром.

В церкви Архангела Михаила села Рагули о. Стефан прослужил до 1 сентября 1905 года. Здесь он продолжает свою учительскую деятельность. Его усилия в организации работы школ, собственные уроки по Закону Божьему и другим предметам давали прекрасные результаты, которые были замечены и оценены вышестоящим начальством. За усердное преподавание Закона Божьего и истинно-пастырское отношение к делу образования и проповеди о. Стефану до конца его жизни почти ежегодно выносятся благодарности.

Испытав на себе тяготы бедности, о. Стефан всегда был милостив к нуждающимся, больным и обездоленным. Во время русско-японской войны (1904-1905 гг.) батюшка принимает активное участие в деятельности общества Красного Креста.

* * * *

В сентябре 1905 года о. Стефан был перемещен в поселок Владимирский Кубанской области. Здесь он прослужил один год, продолжая вести образовательную деятельность.

* * * *


Храм Покрова Пресвятой Богородицы станицы Старощербиновской,
в котором служил о. Стефан. В 1936 году его сравняли с землей.

Преображенский храм станицы Старощербиновской,
построенный в 1903 г. Инициатором строительства был
Афанасий Ткаченко, отец супруги о. Стефана Анны

В октябре 1906 года о. Стефан Янков, согласно его прошению, был переведен священником в церковь Покрова Пресвятой Богородицы станицы Старощербиновской. Здесь, на Кубани, жили благочестивые родители его жены Анны; есаул Афанасий Ткаченко с женой Марией. Ткаченко был известен своей благотворительностью, являлся одним из инициаторов постройки Преображенского храма в 1903 г. Этот храм был построен на месте древнего Щербиновского куреня из жженого кирпича на средства благотворителей. В 1909 г. Ткаченко пожертвовал на Преображенский храм металлические гравированные одежды на престол. За благотворительную деятельность Афанасию Ткаченко было преподано Благословение Его Высокопреосвященства с выдачей грамоты.

Отец Стефан прибыл в Покровскую церковь на второе штатное место. В районном архиве станицы Старощербиновской сохранилось много метрических книг Ставропольской Духовной консистории, чудом уцелевших в годы лихолетья. В них пастырская деятельность о. Стефана прослеживается до 1914 года.

Книги Покровской церкви донесли до нас имена всех, кого о. Стефан крестил в православную веру, венчал на счастливое супружество, напутствовал последней заупокойной молитвой. Люди любили о. Стефана за его благочестие и чуткое сердце, за то, что всем своим существом он отдавался исполнению священнических обязанностей, используя и преумножая своим трудом данный ему Богом талант проповедника слова Божия, учителя, воспитателя, миссионера. Его труды давали ощутимые результаты. В станице Старощербиновской совсем не было раскольников и сектантов, а малочисленное сектантство не имело среди станичников авторитета. Авторитетом был о. Стефан - гроза всех богохульников и сектантов. А ведь совсем недалеко, в хуторе Новокамском, процветало гнездо хлыстов и молокан, в Канеловской бесчинствовало сектантство.

Будучи сам безупречного поведения, о. Стефан был нетерпим к нарушителям заповедей Божиих, небрежному отношению к святыням, ко всякой неправде и нечистоте, к носителям порочного образа жизни. Ополчался на него враг рода человеческого, искушая его сослуживцев, прихожан, вышестоящее начальство. Древний Кавказ от рождения привнес в характер отца Стефана пылкий, горячий нрав, потому и слова его безошибочно попадали в цель и ощущались, как удар. В ответ, случалось, шли наветы. Неуютно чувствовали себя под его взглядом те, чья совесть была нечиста. И шли в консисторию жалобы, которые подолгу разбирались, ибо были бездоказательны, а зачастую анонимны. Требования же к духовенству были строги.

Клевета недругов повлияло в 1913 г. на представление о. Стефана к ордену Святой Анны 3 степени за большой вклад в дело образования и просвещения. Однако умалив земную награду о. Стефана, никто не мог лишить его награды небесной. Ибо о. Стефан не искал себе земных почестей, а по слову Спасителя, собирал себе сокровища на небесах. ...Собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут. Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше (Мф. 6. 20-21).

Уже два года служил о. Стефан в Покровской церкви ст. Старощербиновской, когда Господу угодно было попустить в жизни батюшки события к духовному его возрастанию и посрамлению его недругов. В ночь под 1 (14) января 1909 г. умер брат казака Афанасия Нечипуренко. Родные решили, если все будет готово, похоронить его в тот же день. И обязательно со "звоном" и "выносом", т.е. при сопровождении похоронной процессии священником от церкви до кладбища под погребальный звон колоколов.

"Седмичным" священником на этой неделе был о. Стефан, "подседмичным" о. Федор Бакулин. Днем о. Стефан предупредил о. Федора о том, что могут быть похороны. Но, когда уже почти к началу вечерни привезли покойника, о. Федора в храме не было. За ним дважды посылали, но он придти отказался, якобы потому, что уже темнело. Тогда о. Стефан предложил перенести погребение на другой день, оставив покойника в церкви. Но для подвыпившего уже Нечипуренко важно было соблюсти весь план похоронного дня, который должен был закончиться пьяным застольем. Отец Стефан отслужил отпевание и предание земле в церкви, и потому как пора было начинать службу, а после нее крестить младенцев, на кладбище идти отказался. Можно представить себе, каким потоком брани и угроз осыпал батюшку Афанасий, на всю станицу известный своей скандальностью.

На кладбище, уже в темноте, подвыпившие носильщики уронили гроб в могилу, и он раскрылся. Пришлось поправлять тело покойника. Так печально закончился для брата Афанасия путь к последнему земному пристанищу. Но и это не образумило Нечипуренко. Озверевший вконец, он видел теперь виновным во всем о. Стефана. Заговорила гордыня, разыгралась казачья кровь. Вернувшись в церковь еще до конца вечерни, Нечипуренко разразился бранью и устроил скандал, требуя немедленно вернуть деньги, предварительно заплаченные за "вынос". Отдать деньги ему пообещали на следующий день, однако после вечерни снова возникает спор.

Нечипуренко возвратили деньги за "вынос", и о. Стефан не помня зла, извинился перед ним за то, что не удалось похоронить покойника со всеми почестями. Однако почти через месяц (28 января) по чьему-то совету Нечипуренко посылает в консисторию жалобу, описывая в черных красках все, что происходило в тот вечер в церкви. Консистория поручает 22 апреля 1909 г. духовному следователю, священнику из ст. Должанской о. Григорию Троицкому провести следствие в присутствии депутата с гражданской стороны, атамана станицы полковника Лавровского.

В Божьем устроении нашей жизни нет случайностей. Не случайно и депутатом следствия по делу о. Стефана оказался полковник Лавровский, известный всей станице своей развратной жизнью. Порочное поведение Лавровского не могло быть одобрено ни духовенством, ни благочестивыми станичниками. Одним из обличителей Лавровского был тесть о. Стефана Афанасий Ткаченко. Как любой закоренелый в разврате грешник, не мог атаман без злобы смотреть на благочестие и целомудрие богобоязненных семей Ткаченко и Янковых. Оказавшись судьей праведника, Лавровский постоянно возбуждает процесс расследования подстрекательством свидетелей, а через год, в феврале 1910 г. начинается громкое следствие по его грязным делам.

Не шевельнулась совесть атамана вблизи надвигающегося гнева Божия, не в покаяние, а озлобление вылилась посланная Богом встреча его с человеком святой жизни - батюшкой Стефаном.

21 августа 1910 г. приказом наказанного атамана г. Бабыча полковник Лавровский был удален с должности атамана. А еще через месяц духовный следователь Троицкий просит консисторию "оставить дело о. Стефана Янкова без последствий, ибо все это чистый шантаж".

Отца Стефана "любят за службу, за проповеди и безукоризненное поведение, - пишет о. Григорий, - если он и не терпим, то для таких, как полковник Лавровский".

За недостаточную распорядительность при похоронах Нечипуренко, консистория сочла необходимым вынести взыскания обоим священникам: о. Стефана направляют на 3 недели в Кафедральный собор, а о. Федору Бакулину объявляют выговор.

24 сентября 1910 г. заканчивается это следствие, продолжавшееся почти год и девять месяцев.

Один Бог ведает, какую горькую чашу скорбей пришлось испить за это время о. Стефану. Его чуткое ревностное сердце, возлюбившее Господа всем существом своим, не могло остаться равнодушным и отзывалось болью на людскую ложь, злобу и бесчестие, ибо в нежелании врагов своих оставить порочную лукавую жизнь и принести покаяние о. Стефан видел оскорбление Богу. И за оскорбление его разил клеветников обличительным словом, принимая себе поношение со смирением и кротостью. И только пламенное сердце батюшки, сокрытое от людей, сгорало как свеча под покровом терпения и упования на Господа.

В 1911 году умерла мать матушки Анны - Мария Ткаченко. Учитывая заслуги мужа Афанасия в деле благотворительности, епископ Ейский Иоанн дает разрешение на похороны в ограде Преображенского храма.

В 1913 году умер сам Афанасий Ткаченко, сделав дочери Анне Духовное завещание выплатить на вечное поминовение в пользу Преображенского причта 1000 рублей, и в пользу Покровского - 500 рублей.

Семья просит разрешения похоронить Афанасия рядом со своей женой Марией в ограде Преображенской церкви. Но телеграмма, посланная с просьбой в Ейск Епископу Иоанну, по непонятным причинам осталась без ответа.

Афанасий Ткаченко умер 22 февраля, и с похоронами следовало поторопиться, т.к. 25 февраля начинался Великий Пост.

Тогда по настоятельной рекомендации священников Сергия Пособило и Николая Федоровского Афанасия похоронили рядом с женой без официального на то разрешения. Возникшее по этому поводу недоразумение обернулось о. Стефану предписанием епитимии: "...явиться в Кафедральный собор на 1,5 недели".

Дело еще дважды пересматривалось, т.к. о. Стефан просил отменить епитимию. Епитимию отменили и вызов в Ставрополь был заменен штрафом.

Шел пятнадцатый год пастырского служения о. Стефана. Козни вражьи не сломили батюшку, а как в горниле закалили его веру и укрепляли в добродетелях.

Все сильнее ощущалась тленность человеческой жизни, все ярче виделся свет благого упокоения и истинного пристанища. Батюшка знал то, что открыто немногим, он просто проходил мимо - высокий, стремительный, с темно-русыми, слегка вьющимися волосами до плеч, с серебристой прядкой седины, с доброй белозубой улыбкой, ласковым взглядом. Глядя на него, люди стыдились суетности своей жизни, забывали печали и радовались встрече с ним. Его преданно любили дети. С благоговением принимали благословение, слушали лекции, заражаясь стремлением жить свято. Он их не баловал, но и не повышал голос, от него не слышали грубого окрика. Он был необыкновенный, удивительный человек. Он был истинно преданным слугой Божиим.

* * * *

Летом 1913 г. прихожане Покровской церкви избирали церковного старосту. На должность старосты выдвигалась кандидатура урядника Афанасия Куля, бывшего когда-то станичным атаманом и удаленного с этой должности за небрежное отношение к обязанностям службы и несоблюдение интересов общества. Не отличался Афанасий и усердием в исполнении христианских обязанностей, но на должности старосты его утвердили. И хотя многие с выбором были не согласны, никто не осмелился выступить открыто, одиноким остался нелицемерный отзыв о. Стефана. Батюшка всегда, не кривя душой давал истинную характеристику лицам, от которых зависела духовная жизнь в обществе, не промолчал и сейчас, указывая на то, что Куль редко бывает в храме, у исповеди и Святого Причастия.

Консистория, однако, в должности церковного старосты урядника Афанасия Куля утвердила, предписав "благочинному" своевременно и тщательно проверять действия Куля, как церковного старосты.

Одинокий протест батюшки вызвал новую, пожалуй самую нелепую в жизни о. Стефана клевету.

В августе того же года в Консисторию поступает жалоба от неизвестных лиц, подписавшихся вымышленными именами "Мураго, Соплываго и Козы" с обвинением в том, что он, "обходя приход с молитвой перед праздником Святой Пасхи, зайдя в дом Гудзя, в отсутствии хозяев забрал из стола, сломав предварительно замок, бывшие там пасхальные яйца".

Объясняясь перед Консисторией по содержанию жалобы "Мураго, Соплывого и Козы", о. Стефан пишет; "Прочитав копию прошения... я крайне удивился и душевно возмутился этим дерзким, наглым и пошлым прошением, содержанием которого оскорбляется мое нравственное и священническое достоинство. По содержанию прошения каких-то... хулиганов я считаю лишним давать какое-либо объяснение, потому что все прошение дышит ложью и клеветою на меня каких-то... лиц, очевидно злобно настроенных против меня. Если бы на самом деле были какие-либо факты, указанные в прошении, потерпевшие-пострадавшие давно уже подали бы лично от себя жалобу на меня. Я, конечно, не стану отрицать того, что из 20-ти тысячного населения станицы есть несколько лиц, злобно настроенных против меня". К объяснению приложена запись атамана ст. Старощербиновской от 26 августа о том, что "Мураго, Соплывого и Козы в станице на жительстве не имеется".

* * * *

Догорала свеча земной жизни о. Стефана. Догорала ярко и стремительно, оставляя после себя тепло заповеданной любви. Немногие из нас, православных христиан, способны терпеливо перенести даже кратковременную незначительную скорбь поношения или клеветы, хотя каждый из нас знает: Блажени есте, егда поносят вас, и изженут, и рекут всяк зол глагол на вы, лжуще Мене ради (Мф. 5, 11).

Гонения от ненавистников Истины неизбежны для христиан. Единородный Сын Божий Иисус Христос был распят на Кресте ненавистниками правды Божией и всем последователям предсказывал: Если Меня гнали, будут гнать и вас (Ин. 15, 20).

Но немного в наше время сильных духом, претерпевших до конца. И тем притягательней становится для верующих образ о. Стефана, на протяжении всего своего пастырского пути гонимого за правду и обличающую проповедь.

Он жил среди нас, обыкновенных в своей повседневности и необыкновенный своей сотворенной Богом, бессмертной душой. Он жил среди нас, но духом пребывал в обителях Небесных. Он жил среди нас и, глядя на него, только окаменевшее сердце, не могло просветиться светом Истины.

...Неизвестно пока, куда поехал на лечение о. Стефан. Одни говорили, что - в Армавир, другие называли Екатеринодар, а оттуда в Туапсе. Достоверно известно только то, что перед смертью его исповедовал протоиерей Николаевской церкви г. Ростова-на-Дону Крешановский.

Умер о. Стефан 7 июня 1914 года. Была суббота накануне 2-ой недели по Пятидесятнице. Отец Стефан отошел ко Господу в день, когда теперь Православная Церковь совершает память Всех святых, в земле Российской просиявших.

На вокзале, куда поездом прибыл гроб с телом батюшки, "яблоку было негде упасть" - члены причтов и прихожане, учащиеся всех школ и учителя пришли встретить и проводить в последний путь любимого пастыря и учителя. И, как это всегда бывает, многие ощутили величину утраты только теперь, когда обратиться к батюшке можно было лишь прощальным взглядом через стеклянное окошко в крышке гроба.

Паралич сковал телесное сердце, надорванное лукавыми ненавистниками Истины, но неугасимая свеча духовного сердца батюшки изливала теперь тепло в душах верующих молчаливой проповедью о великом смысле Божьего Промысла.

Отпевали о. Стефана благочинный Алексий Мелиоранский, священники Михаил Хованский, Федор Бакулин, Николай Федоровский, Николай Михайлов, Сергий Пособилов, диакон Гавриил Васильев, псаломщики Федор Чубов, Антоний Чубов.

Кто из членов семьи был на похоронах, куда все уехали потом неизвестно. Старший сын Александр в это время учился в Лабинской гимназии Кубанской области, Матушка Анна осталась вдовой в 34 года, сыновьям было 14 и 9 лет. В церковной метрической книге есть отметка о том, что 16 лет спустя, 8 мая 1930 г. было выдано свидетельство о смерти Анны Янковой, кому, не указано.

10 июня 1914 года цинковый гроб с телом о. Стефана был бережно опушен в тщательно выбеленный склеп в ограде Покровской церкви. Сомкнулись кирпичные своды его последнего приюта, закрыв летнее солнышко, но, оказалось, не навсегда.

За подвиг духовного мученичества и пламенную ревность о Боге, Господу угодно было прославить о. Стефана и здесь, на земле, нетлением тела и чудесами.

* * * *

Над могилой о. Стефана бурями пронеслось много лет двадцатого столетия, сметая и уничтожая храмы, кресты, купола. Не уцелела в 1936 году и Покровская церковь станицы Старощербиновской. Могилу о. Стефана сравняли с землей.

На месте церковного двора был разбит станичный парк с танцплощадкой, качелями, лавочками для отдыха трудящихся. Только вот, то ли из-за недостатка воды, то ли по каким другим причинам, здесь плохо росли деревья.

Уже был сооружен мемориальный комплекс в память погибших воинов с "вечным огнем", и все же Парк культуры и отдыха выглядел убого. Местные власти, готовясь к "достойной встрече" 60-летия Октябрьской революции, решили сделать подарок населению: закупили саженцы сосенок в надежде на то, что они окажутся более жизнеспособными. В конце марта, теплым весенним днем, была организована посадка этих деревьев, как повелось, общественными силами.

Сделали разметку, трактором бурили неглубокие ямки. Вот здесь все и случилось. Бур вдруг застучал о камень и провалился в пустоту. (Правда, в народе говорят, что вначале на этом месте техника отказала: трактор заглох). Помня о том, что здесь, на бывшем церковном дворе могут быть захоронения, а то вдруг и клады, люди кинулись к яме. Расчистили, всмотрелись - в склепе гроб. Конечно же, решили проверить, что там?

Мелкая щебенка, в которую был превращен крепкий кирпич, производимый в начале века, говорила о том, что проникновение в гробницу далось нелегко. Смельчаки прыгнули в яму и обомлели: весенний солнечный луч, отразившись от белых стен склепа, играл на серебристых украшениях металлического гроба. Кресты, цветы, листья - все это, казалось, только что вышло из-под рук мастера. Гроб как будто слегка парил в воздухе, поддерживаемый крыльями ангелов, в виде которых были сделаны ножки. В крышке гроба было окошко. Протерли стекло от пыли: под ним ясно виднелось бледное лицо человека. Любопытствующие определили, что земля много лет хранила нечто необычное.

Удар камнем - и стекло не выдержало. Через короткое время под надзором милиции приглашенные "указники" безжалостно сорвали крышку гроба, хотя прекрасно сохранились специальные зажимы. В гробу лежал священник. Атласное малиновое облачение отсвечивало на бледное лицо, и оно казалось даже розоватым. Высокий лоб, слегка волнистые с проседью темно-русые волосы до плеч, дугообразные брови, нос горбинкой, небольшой рот... "У него была нежная, почти женственная внешность", - вспоминали потом одни. "Какое умное и благородное лицо", - свидетельствовали другие. Многие потом подтвердили, что на вид ему не было сорока лет.

С опаской, боясь, что все рассыплется в прах, тронули руками - тело было сухим и твердым. Через несколько минут под воздействием света оно стало менять окраску: вначале серые пятна появились, потом все тело потемнело и стало коричневым. Приглашенный для обследования врач-хирург Красавцев А.И. рассказывал много лет спустя: "Я пришел минут через сорок, кожа покойного была темно-пергаментного цвета. Тело под моими пальцами не сыпалось, оно сохранилось почти полностью. Не было большого пальца на одной ноге. Кожи не было только на пальцах ног. Ноги были завернуты в ткань... Была на нем еще какая-то светлая одежда, под облачением.

Вся одежда была абсолютно целая, все было настолько красиво... фиолетово-малиновое с желтой отделкой... Что меня поразило, так это кожа... веки закрыты, но все это была самая натуральная кожа. Это не был простой смертный. Так не бывает. Я много видел. Микробактерии, они везде есть, никуда не спрячешься, хоть в цинковом гробу, хоть в склепе, они бы свое дело сделали. Возьмите Мавзолей, какие усилия прилагаются... Здесь в станице много домов стоит на кладбище, нигде такого не встречалось. Здесь же все поражало: сохранилась одежда, кожа, связочный аппарат - все было целостное. Это были нетленные останки какого-то святого человека. Когда я близко наклонялся, поднимал его, то такой запах был, как в церкви бывает, вроде ладаном пахло, не было запаха могилы".

По свидетельству многих, молодой врач Красавцев испытывал тело. Он двигал руки, ноги, поворачивал на бок - ничто не ломалось, не сыпалось. Тело было как тугая резина.

* * * *


Нательный золотой крест с эмалью.
Был снят с о. Стефана при вскрытии могилы в 1977 г.

Напрестольный Крест.
Был найден при вскрытии
могилы о. Стефана в 1977 г.

Ограбление могилы началось сразу же. Наверх были переданы Святое Евангелие 1905 года издания, с прекрасно сохранившимся текстом, напрестольный крест с позолотой. Наперсный крест исчез сразу. Нательный золотой с эмалью вместе с золотым медальоном с изображением Божьей Матери был снят, по требованию сверху, врачом. Они были вместе на суровой нитке, завязанной на один узел, и легко снялись.

В поисках ценностей была вспорота подушка, перетряхнуты древесные стружки. Ткань облачения, пролежавшая более полувека в земле, была на удивление крепкой, но и она была разорвана на куски, которые исчезли в толпе, как сувениры. Была вынута бумага, на которой прочли написанное имя "Стефан". Бумага пропала, якобы унес милиционер.

Толпа испытывала легкое разочарование, ибо особых ценностей не нашли. А почему покойник остался нетленным, - над этим особенно никто не задумывался. Местное духовенство поставлено в известность не было. Созвонившись с управлением по делам религии при крайисполкоме, получили указание: "Оставьте все, как было, на том же месте. Останки предайте земле". Феноменом нетления никто не интересовался.

"Трогательной заботой" об окружающих было решение щедро посыпать все сухой хлорной известью, а то вдруг чума или холера...

Следователь милиции на всякий случай сделал снимок. Восстанавливать склеп, чтобы "оставить все как было", конечно, никто не собирался. Вызвали бульдозер, и тонны сырой весенней земли рухнули на весьма хрупкий последний приют священника. Место захоронения разровняли, рядом посадили деревья. Вблизи могилы ходили, танцевали, смотрели кино, и только подрастающие сосенки и березки хранили покой усопшего.

Золотой нательный крестик и медальон исчезли в райфинотделе, судьба наперсного креста неизвестна, а Евангелие и напрестольный Крест остались в музее, "как не представляющие ценности". Хранились под стеклом с очень "выразительной" подписью: "Предметы культа". Вот они-то и хранили память о необычайном случае на территории бывшей церкви.

Путинцева М.Н., до недавнего времени работавшая директором Щербиновского народного музея, рассказывала о том, что особую притягательность для посетителей имел крест. Особенно им интересовались те, кто считал себя "экстрасенсом". Один заезжий "целитель" даже предлагал за крест большие деньги. Тогда Мария Никитична и решилась послать в Епархиальное управление письмо с описанием событий 1977 года в парке и вопросами о личности похороненного человека и о причинах нетления. Ответ на первый вопрос могли дать сами шербиновцы еще в 1977 году, а ответ на второй - должна была дать церковь.

"Новая скрижаль" так объясняет превращение тела в землю и не превращение. "Нетление, оказывающееся по смерти в телах праведников, есть доказательство прощения и разрешения от наказания за грехи, а в телах людей, отлученных за грехи от церкви, - есть знамение великого гнева Божия. Посему восточная церковь: если находит в земле "тела, не превращенные в землю, почитает их или за святые моши, или за тела отлученных и проклятых. Святыми мощами почитают тела в том случае, если они издают приятный запах и благоухание, если просиявают некоторыми лучами красоты, - по крайней мере, не представляют в себе ничего страшного..."

* * * *

Летом 1994 года в Старощербиновскую станицу направляется комиссия из епархиального управления. В наличии были только экспонаты музея и фотография, на которой четко виднелось лицо и руки усопшего. Неестественная поза и беспорядок в одеянии говорили о том, что покой его был изрядно нарушен. Нужно было глубокое исследование.

Руководителем группы был назначен о. Сергий Максимец, настоятель Свято-Вознесенского храма станицы Пластуновской. Администрация станицы Старощербиновской беспрепятственно дала согласие на вскрытие могилы. Место, где находится склеп, было быстро определено. Все прекрасно сложилось с Божией помощью. Вначале копал сам отец Сергий, потом нашлись помощники.

Парк вскоре наполнялся людьми. Они по-разному воспринимали эти раскопки. Одни возмущались, что покойнику опять не дают покоя, другие говорили, что нужно исправить то, что натворили 17 лет назад. В толпе постоянно вспоминали о том, что "тогда он был, как только что в гроб положенный".

Тем временем могила углублялась. Уже были найдены стенки склепа. В земле попадалась очень много мелкого щебня, битый кирпич, обломки металлического гроба, истлевшие кусочки темно-красного шелка - все говорило о совершившемся ранее святотатстве. Один из копавших, был тем самым мальчишкой, который, прыгнув в яму, застыл от восторга, увидев сияющий, как бы парящий в воздухе гроб, кирпичи, на которых он стоял, были незаметны.

Несмотря на дождик, неудобства, работа продвигалась быстро. Но внезапно появились представители местного казачества. Пока разбирались, кто позволил, где документы, что потом собираемся делать, закончился рабочий день.

Второе обретение мощей о. Стефана состоялось на следующий день, 22 июня 1994 года. Тело его пролежало в земле ровно 80 лет. Гроб, вернее то, что осталось от него после воздействия хлорной извести, влажного земляного пресса, осторожно извлекли наверх, потом в деревянном саркофаге, специально за день сделанном для этого, перевезли на территорию двора нынешней Покровской церкви. Здесь была совершена лития, и немногие присутствующие вместе со священниками пропели "Вечную память".

Когда подняли крышку гроба, насквозь поврежденную коррозией, то оказалось, что останки весьма хорошо сохранились. Это было невероятно. Нежное человеческое тело оказалось более стойким, чем металл. Конечно, земля, попавшая в гроб через окошко и хлорка сделали свое дело. И все же: скелет прочно держался, во многих местах цело было и тело.

Череп сохранился, и ясно было то, что похороненный человек был молодым. Пальцы, кисти рук, все связки суставов держались прочно. Кожа на груди сохранилась, была целой, гладкой, темнокоричневой. Сильно пострадали только ступни ног. Оставшееся от грабежа облачение тоже частично сохранилось. По мнению специалистов, такого не может быть.

Прибывший через несколько дней архиепископ Краснодарский и Новороссийский Исидор с духовенством подтвердили, что захоронение было очень необычным.

В районном архиве быстро определили, что согласно Метрическим книгам Ставропольской Духовной Консистории в ограде Покровской церкви есть несколько захоронений. Учитывая, что сохранившееся Евангелие 1905 г. издания, покойным мог быть только Стефан Ильин Янков, похороненный в 1914 году.

Перезахоронение мощей о. Стефана состоялось 3 июля 1994 года в неделю Всех святых, в земле Российской просиявших, со всеми подобающими почестями. Собрались прихожане Покровской церкви станицы Старощербиновской, приехали паломники из других мест, переполненный автобус прибыл из станицы Ленинградской (бывшая Уманская). Крестным ходом, с иконами, хоругвями, песнопениями прошли по станице к парку. Отремонтированный, свежевыбеленный склеп снова принял нетленные мощи отца Стефана, но уже в металлическом саркофаге, и снова строгий православный крест обозначил эту святую могилу.

* * * *

Когда начались поиски сведений об отце Стефане, выяснилось, что в доме-интернате для престарелых станицы Ленинградской проживает дочь священника из станицы Старощербиновской Феодора Федоровна Борисенко, в девичестве Малышевская (ныне покойная). Оказалось, что она помнит отца Стефана. В детстве она часто играла во дворе Янковых с их младшим сыном Виктором. Она подсказала, что фамилия его звучала как Янков, с ударением на первом слоге. "Он был батюшкой необыкновенным. Был глубоко верующим человеком, удивительным человеком", - рассказывала Феодора Федоровна. Она запомнила его внешность: "Нос горбинкой, короткая бородка, темно-русые, слегка вьющиеся волосы до плеч, в них уже пролегла серебристая прядка седины. Добрая белозубая улыбка, ласковый взгляд". Таким он остался в ее сердце, в сердце многих, с кем приходилось общаться.

Феодору Федоровну повезли в Старощербиновскую. Она узнала дом, в котором жила семья Янковых. Позже в нем жил священник Ляпидевский. Это его сын Анатолий Васильевич Ляпидевский станет летчиком, скрыв по понятным причинам свое происхождение. В 1934 году был награжден Звездой Героя Советского Союза номер один. Дом этот после разрушения обеих церквей в 1937 году служил временно в качестве молитвенного дома. Потом его перепланировали и отдали под квартиры. Жильцы нескольких квартир и не подозревали, какой силы веры человек жил в одних с ними стенах, ходил по одной земле с ними.

В чем состоял промысел Божий, чтобы явить чудесно нетленные мощи о. Стефана впервые в год юбилея безбожной революции? Первое обретение их было сопряжено с бесчинством, поруганием. Произошло это 29 марта 1977 года, во вторник страстной седмицы, когда все готовились ко встрече Светлого Христова Воскресения.

Когда все остальные даты были приведены к новому стилю, то оказалось, что второе обретение мощей о. Стефана произошло как раз в 80-ю годовщину его смерти.

Документы о жизни о. Стефана в Ставропольском государственном архиве были найдены как раз в те дни, когда исполнялось ровно сто лет со дня окончания Стефаном Янковым Ставропольской Духовной Семинарии (и 150-летия семинарии) после молебна св. Игнатию Брянчанинову и панихиды о. Стефану.

Умер он в 1914 году, в субботу, под 2-ю неделю по Пятидесятнице, день, когда совершается сейчас память Всех Святых в земле Российской просиявших. Его перезахоронение 3 июля 1994 года пришлось тоже на этот праздник.

Не дерзая объяснить тайну Божьего Промысла в стечении этих событий, но веря рассуждениям и пророчествам старцев Православия, говорящих о нашем времени как о последнем перед пришествием Христовым, уповаем на милость и долготерпение Божие и возносим молитвы наши ко Всевышнему вместе со всеми святыми многострадальной России, да продлит Милосердный Господь дни нашего покаяния.

Молитвами праведного иерея Стефана да подаст нам, маловерным пламенную веру и ревностную любовь к Истине. Да не постыдимся Слова Божия и да не останемся равнодушными к судьбе Дома своего.

 

 

 

Чудеса на могилке иерея Стефана

На месте упокоения батюшки Стефана стараниями приходского священника, отца Георгия Меденцева, и всех жертвователей в 2003 году построена часовня. Сейчас в ней ежедневно читаются акафисты, служатся литии и панихиды. По благословению Высокопреосвященнейшего митрополита Исидора, ежегодно в ней совершается Божественная Литургия в день памяти Всех Святых в земле Российской просиявших.

Преобразился станичный парк. Как островок спасения блещет золотым Крестом часовенка и призывает войти всех, кто в этом мире ищет спасения. Идут люди - кто с бедой, кто с болезнями, а иные просто мимоходом, из любопытства - двери для всех открыты с утра до вечера. Как много жизненных историй слышат сестры, которые служат во Славу Божию, украшают могилку, убирают часовню, помогают людям советом и добрым словом. Люди идут к батюшке - сначала, чтобы попросить о чем-то своем Бога через Его святого угодника, а затем и с благодарностью. Скор батюшка Стефан на помощь всем, кто с верой обращается к нему:

* * * *

Благословением правящего архиерея, архиепископа Краснодарского Исидора, весной 1994 года я был направлен эксгумировать и исследовать останки священника Стефана Янкова, впервые обретенные в 1977 году. Копали долго, более 2-х часов, шел мелкий дождь. На глубине более 1,5 метров начали появляться останки. Они были очень сильно повреждены, особенно голова, которая была почти без кожного и волосяного покрова. Все было аккуратно расчищено от земли и к удивлению я отметил, что под толстым облачением находились нетронутые останки. Они были положены в деревянный саркофаг и перенесены на территорию местного прихода, где и находились несколько недель на улице под палящим солнцем. После осмотра правящим архиереем, архиепископом Исидором, честные останки о. Стефана были в третий раз преданы земле на прежнем месте, в кирпичном склепе, в металлическом саркофаге при большом стечении народа. Я свидетельствую лично, что до обретения честных останков я провел за рулем более двух часов с очень тяжелым конъюктивитом на обоих глазах. Каждые 15-20 мин. по дороге в Старощербиновскую я закапывал глазные капли. После обретения останков о. Стефана я крепко заснул в прицерковном помещении, а по дороге домой я обнаружил, что глаза не болят и лекарство больше не нужно. Исцеление было неожиданностью и другого объяснения, что это произошло со мной по молитвам о. Стефана, я не нахожу. Свидетельствую об этом как священник РПЦ. Об этом может свидетельствовать также Любовь Даниловна Павлоградская, совершавшая эксгумацию вместе со мной.

* * * *

Работавшая при вскрытии могилы прихожанка Трехсвятительского храма станицы Ленинградской журналист Павлоградская Любовь, уже несколько лет страдала воспалением седалищного нерва. У врачей лечилась безуспешно. После перезахоронения обнаружила, что никаких болей у нее нет.

* * * *

У прихожанки Трехсвятительского храма станицы Ленинградской, Ольги Реут, летом 1994 года умер отец. Вследствие стресса она, работая регентом в храме, совершенно потеряла голос. Врач ЛОР поставил диагноз: паралич голосовой связки. Перспективу восстановления голоса он посчитал маловероятной, хотя посоветовал не терять надежды. Вскоре стало известно о перезахоронении мощей о. Стефана. В церкви был заказан автобус для поездки в станицу Старощербиновскую. Она решилась ехать туда и просить исцеления, считая о. Стефана угодником Божиим, если Господь даровал ему нетление. Еще при подъезде к станице Старощербиновской у нее появились признаки голоса. Сначала шепот, потом появился, как бы осипший, голос.

Когда подъехали к церкви, она уже говорила, а при перенесении мощей смогла вместе со всеми петь молитвы. Голос восстановился полностью.

* * * *

В поселке Образцовом Ленинградского района строилась церковь, во имя св. ап. Иоанна Богослова. Средства для строительства приходилось собирать по другим населенным пунктам, так как в поселке жителей немного. Зимой 1997 года, две женщины поехали собирать деньги в станицу Старощербиновскую. Взяв благословение у местного священника, переночевали и утром отправились на рынок. Однако со сбором ничего не получилось: их ругали, гнали. Тогда женщины отправились в парк, на могилу о. Стефана, повалились прямо в снег на колени, плакали, просили помочь. После этого пошли на тот же самый рынок. К ним сразу же стали подходить люди, сочувствуя, подавая деньги. За два часа насобирали более 200 тыс. рублей (старыми) и отправились домой.

Летом 1999 года Агошкова Вероника Николаевна заболела опухолью уха (острый отит), к врачам не обращалась, пришла на могилку и была помазана елеем от лампадки на могиле, смешанным с землей. Боли прекратились, на утро опухоль спала, через два дня слух восстановился.

На праздник Радоницы сего года две прихожанки нашего храма Галина Артемовна и Татьяна Ивановна Веревкины, пришли в часовенку к батюшке, чтобы похристосоваться с ним и помолиться за своих усопших. Поклонившись ему, стали читать акафист, и вдруг, по прошествии небольшого времени стал слышен мужской голос, речитативом читавший молитвы. Галина Артемьевна сначала подумала, что рядом с часовней на улице кто-то молится, но, выйдя и обойдя вокруг, с удивлением никого не обнаружила. Войдя в часовню, стала прислушиваться, чтобы определить, откуда доносится голос. Он доносился свысока, молодой мужской голос звучал где-то под куполом, и до конца акафиста был слышен очень явственно. У женщин не возникло сомнений в том, что это именно батюшка Стефан молился с ними.

* * * *

Одна женщина привезла девочку пяти лет, которая страдала менингитом. После того как они заказали панихиду батюшке, затем еще трижды приезжали в часовенку. Девочка полностью исцелилась. Надобность в тяжелой операции отпала совсем.

* * * *

Раба Божия Наталья Л., живущая в станице Старощербиновской, рассказала, что, приехав сюда, много слышала о батюшке Стефане. И вот однажды, сидя дома, она стала читать небольшую статью о житии батюшки. Прочитав, подумала, что вроде ничего особенного в жизни этого человека не было. Может быть, он вовсе и не святой у Бога! И вдруг, как она потом призналась, ей стало так плохо: сжало сердце, никогда прежде не болевшее, стало нечем дышать, было такое состояние, казалось, - смерть. Едва дошла до кровати, рухнула. Становилось все хуже и хуже. Еще чуть-чуть, решила, - и вызову скорую. И вдруг, как молния, - как смела подумать о праведнике! Взмолилась: "Господи, помилуй! Батюшка, прости, родимый! Как только, окаянная, дерзнула подумать такое, усомниться?!" В слезах дала обет, что если Господь простит, и батюшка Стефан умолит, отслужу заказную панихиду на могилке батюшки. Кое-как прошла ночь. На утро - как ни в чем не бывало! Видно, тяжек был грех мой, - говорила она, - ведь всю ночь ждала облегчения, и только под утро получила долгожданную помощь. Ведь, думала, помру... Простил меня, окаянную, Господь, отмолил батюшка родимый! На утро бегом в храм, за обещанным. С тех пор всем говорю: "Как не верить, если это было!". Святый праведный отче наш Стефане, моли непрестанно Бога о нас!

Остривная Анна Марковна, 70 лет, стала ходить на могилку за помощью: у нее на губе была обнаружена раковая опухоль. Врачи однозначно направляли ее в онкологическую больницу, а она поспешила в часовню к батюшке. В скором времени, помазывая больное место маслицем из лампадки на могилке батюшки, она обнаружила, что опухоль стала меньше, а затем и вовсе исчезла. Вот уже два года с благодарностью ко Господу и Его угоднику, батюшке Стефану, ходит Анна Марковна в часовню. Батюшка Стефан так же помог и ее больной внучке пятилетней Наташе, которую та брала с собой в часовню на могилку: у девочки был сильный невроз, доходивший до припадков эпилепсии. По молитвам батюшки она стала здорова.

* * * *

Сковорода Любовь Лаврентьевна страдала варикозным расширением вен, рассказывала, что помазала больные ноги лампадным маслицем, и прошла краснота, а вскоре и язвы затянулись. Невыносимо болели ноги, а теперь почти не беспокоят. Пришла попросить отслужить благодарственный молебен Господу, и благодарила отца Стефана за скорое предстательство.

* * * *

Раба Божия Ольга Руденко, 45 лет, много помощи получила у батюшки Стефана: исцелились язвы на теле, примирилась с врагами, которые не давали жить спокойно. "С этого места началась моя новая жизнь, - утверждает она. - Каждый раз, когда на сердце тяжело, прихожу сюда, прошу батюшку и ухожу умиротворенная. Такая духовная поддержка!" Так же поразителен был ее рассказ об исцелении младенца, у которого был сильнейший ожог - 40%, и врачи не надеялись на благополучный исход. Стали заказывать в церкви молебны и ходили просить на могилку к батюшке. Через две недели младенец почти полностью поправился. Слава Тебе, Господи!

* * * *

Рабе Божией Анне Шаломий, 65 лет, попала в глаз известь. Мучительные боли не давали покоя, врачи ничего не обнаружили, и помощи было ждать неоткуда, кроме... Бога. Пришла в часовню, помазала маслицем глаз - и все прошло!

* * * *

Как-то раз в часовню бабушка привела внучку и рассказала, что у девочки (10 лет) было больное сердце. Врачи направляли в Краснодарскую больницу на лечение. Стали ходить на могилку к батюшке, просили, молились, мазали грудь дома маслицем. Вскоре обнаружилось, что в поездке нет необходимости: сердце было абсолютно здоровым.

* * * *

Прихожанка Трехсвятительского храма станицы Ленинградской Лидия Холстик сообщила следующее. В октябре 1994 г. она простудилась и заболела. В состоянии сильного недомогания, с температурой, она, однако, решилась поехать в Старощербиновскую, на престольный праздник Покрова Пресвятой Богородицы. Приехала накануне, к вечерне. Ночевала со знакомыми у прихожанки Свято-Покровской церкви. Очень верила в то, что о. Стефан ей поможет. Отказавшись от предложенной чистой постели, устроилась на полу, прикрывшись своей одеждой. Все уговаривали ее найти более теплое место. Лидия, однако, лежала, молилась, просила батюшку Стефана ей помочь, исцелить. И вдруг почувствовала заметное облегчение, прилив сил, ощутила себя совершенно здоровой и встала. В это время хозяйка предложила гостям арбуз из холодильника. Все очень удивились, когда Лидия, у которой только что болело горло, тоже взяла кусок холодного арбуза. Наутро никакого ухудшения не произошло. Вместе со всеми она пошла на службу, помогала в церкви готовить обед для гостей, подавать на стол. В трудные минуты она обращается к отцу Стефану помолиться за нее перед Господом и получает помощь.

* * * *

Уроженец станицы Ленинградской, священник храма в селе Царском Ивановской епархии о. Николай Зозуля приехал на родину осенью 1996 года навестить мать. Узнав о том, что в станице Старощербиновской были явлены нетленные мощи, он с матушкой и детьми поехал на могилу о. Стефана. Отслужив панихиду, пришли в церковь, где во дворе еще стоял деревянный саркофаг с остатками цинкового гроба, стружками, обрывками старого облачения, то есть всем, что оставалось после очистки мощей, переоблачения о. Стефана. Когда о. Николай перебирал все это, матушка Нина почувствовала благоухание. Отец Николай в 1999 году приехал в станицу Ленинградскую снова, у матушки ранее признавали мастопатию. После посещения могилы о. Стефана и церкви эта болезнь прошла.

* * * *

Прихожанка Покровской церкви станицы Старощербиновской страдала тем, что у нее в ушах постоянно слышался чей-то голос. Ее неоднократно отчитывали, но безуспешно. При перезахоронении о. Стефана она стояла в церкви. Когда гроб вносили в церковь, бес в ушах замолчал навсегда.

* * * *

Раба Божия Любовь Квач, ныне живущая в Ростове-на-Дону рассказывала, что ее духовным отцом является схиархимандрит Виталий, живущий в Тбилиси, который за год до первого обретения мощей как-то поделился с ней духовной радостью. Сама она была уроженкой станицы Старощербиновской. Он, зная об этом, сказал ей: "Люба, у вас в Щербиновке есть святые мощи святого протоиерея Стефана, Скоро эти мощи обретут, и тогда будут там, по его молитвам, происходить чудеса". Все так и исполнилось, как предсказал отец Виталий, - пишет она, - потому можно сказать, что я первая узнала о великом чуде, а когда год спустя были действительно обретены мощи отца Стефана, с радостью делилась со всеми этой удивительной и поистине чудесной вестью.

* * * *

"Хочу поделиться радостной вестью, что сын мой Дмитрий исцелился благодаря землице с могилки батюшки Стефана", - рассказывает раба Божия Зинаида Кононенко, жительница станицы Старощербиновской. 21 августа 1999 года сын с женой были у нас в гостях. Сидели за столом, когда вдруг сын схватился рукой за щеку и застонал от боли. Оказывается, у него уже два дня были страшные боли. Я, как медработник, сообразила, что у него воспалился троичный нерв, и очень испугалась: ведь последствия этого бывают тяжелые - может лицо перекосить и так далее. У меня самой когда-то была невралгия лицевого (троичного) нерва, я знаю, что это за ужасные боли, и сколько всего надо: противовоспалительные лекарства, прогревания и так далее. В общем, не долго думая, я взяла пакетик с землей с могилки батюшки и с молитвенным прошением приложила к больному месту. Через некоторое время сын сказал, что ему стало легче. Дети стали скоро собираться домой, и я просила их, если будут сильные приступы, сразу обратиться к врачу, не затягивать - ведь болезнь серьезная. На вечерней молитве, поблагодарив Бога и батюшку Стефана за скорую помощь, просила еще раз, чтобы батюшка простил грехи наши и исцелил сына моего. На утро сын позвонил и сказал, что боли почти совсем прекратились, а вскоре он и совсем о них забыл. Слава Богу за все!

Как-то раз, - рассказывает Валентина Леонидовна, - я наколола десну рыбьей косточкой. Щека болела, затем стала опухать. Что делать? Пойти к врачу - разрежут. И вот, придя очередной раз в часовню, я взяла маленькую веточку туи, из которой был сделан венок на могилке батюшки Стефана, и осторожно положив в рот, стала разжевывать. На третий день опухоль спала совсем, щека перестала болеть. И еще была удивлена, что в эти дни я совсем не принимала на ночь снотворное, без которого не могла заснуть. Слава Тебе Боже наш, слава Тебе!

* * * *

Удивительную историю обретения нательного крестика своего внука рассказала раба Божия К. Путылина. Эта история записана, как и все остальные, в книге "Записей исцелений и чудес на могилке батюшки Стефана". Ее внук, Виталик, служит пономарем в Свято-Покровской церкви. На праздник Всех святых в земле Российской просиявших (и в этот же день - память батюшки Стефана), встав рано утром, он обнаружил, что на нем нет его нательного креста. Как же так? Ночью ложился - был крестик, а утром встал, - его нет. Искали везде, где только можно, перевернули вверх дном кровать - нет нигде! Тогда мама дала ему другой крестик, и, надев его, он побежал в часовню, так как Литургия на этот праздник каждый год совершается торжественно на могилке праведника. Каково же было удивление матери, продававшей свечи к празднику на улице возле часовни, когда незнакомый мужчина принес крестик и сказал, что он его нашел. Это был именно крестик Виталика. Его нетрудно было узнать, потому что, когда он однажды что-то красил дома, то на краешек крестика попала капелька голубой краски. Но как он мог его вообще найти, если такое количество людей было в этот день на улице?! Вот обрадовался и удивился Виталик, когда узнал, как был найден его любимый крестик! Батюшка Стефан! Сколько раз он помогал мне в различных нуждах, - пишет она. - Я часто хожу в часовню, и именно с землей с могилки батюшки пришло исцеление - совершенно перестала болеть спина, которая не давала покоя даже ночью. А затем маслицем мазала опухоль на лице, которая росла, после чего она совсем рассосалась.

* * * *

Раба Божия Зинаида также рассказывала, как быстро и благодатно откликается на просьбу батюшка Стефан. Как-то ночью ее дочери стало плохо: сильная боль в боку. Она уже хотела было вызвать мать и попросить вызвать "неотложку", как вспомнила о пакетике с землей, взятой с могилки отца Стефана. Приложила с молитвой - боль тут же утихла, а вскоре и прошла совсем. Сколько раз я прибегала с молитвенной просьбой к батюшке Стефану, и как помогает он незамедлительно! Как-то сын уехал по делам в город, и вот уже ночь на дворе, а его все нет, хотя давно уже должен был вернуться. В тревоге стала просить батюшку уберечь сына от всякой беды. Вскоре на сердце стало мирно и спокойно, а утром приехавший сын сказал, что машина сломалась, и они ее чинили, а позвонить и сообщить было неоткуда. Я благодарила Господа, Матерь Божию и батюшку Стефана! Также со мной произошло исцеление от маслица и земли с могилки праведника Божия. Мне удалили зуб, после чего ужасные боли стали мучить меня, щека опухла, почернела. Ходила к врачам, но результата никакого. Все время пила обезболивающие лекарства, невыносимо было терпеть боль. Сразу после удаления зуба стала мазать крестообразно щеку и прикладывать земельку с могилки батюшки. Боль утихала на время, а потом опять возобновлялась. После посещения часовенки (она еще не была достроена) по дороге домой почувствовала, - как будто пластырь с бальзамом приложили к щеке, - так стало хорошо. Вскоре все прошло.

* * * *

Это только малая часть тех чудес, которые происходили на могилке о. Стефана. А сколько не написанных, рассказанных устно - их намного больше. В этом году на праздник Всех Святых, в земле Российской просиявших, во время богослужения в часовне на могилке батюшки многие православные прихожане, стоявшие на улице во время Литургии, видели радугу, появившуюся именно над куполом. В этот день как-то особенно чувствовалось духовное присутствие батюшки Стефана, на душе необъяснимая радость и благодать.

 

"Праведницы во веки живут, и в Господе мзда их, и утешение их у Вышняго!"

 

СВЕДЕНИЯ о священнике Стефане Янкове согласно Клировой ведомости Свято-Покровской церкви за 1913 год (последняя прижизненная запись)

1. Священник Покровской церкви Стефан Ильин Янков 38 лет от роду имеет благодарности:

- от дирекции народных училищ за усердное преподавание Закона Божия, от 23 марта 1901 года за № 375;

- от главного попечителя Кавказского Учебного округа, от 7 мая 1902 года за № 6079;

- от Благодарненского отделения Ставропольского Епархиального Училищного Совета с выдачею грамоты, от 25 июня 1902 года за № 654;

- от Благодарненского отделения Ставропольского Училищного Епархиального Совета от 12 февраля 1903 г. за № 2, за организацию и внимательное отношение к школе;

- от Ставропольской дирекции, от 13 октября 1905 года, за № 6311, за истинно пастырские отношения к Рагулинскому министерскому училищу:

- за прилежное преподавание Закона Божия и отличные успехи по сему предмету учеников всех отделений, и за особенные заботы о внешнем благоустройстве училища;

- от Ставропольского Епархиального Училищного Совета от 8 октября 1909 года № 3616, за заботливое отношение к школе;

- от Ставропольского Епархиального Училищного Совета от 23 февраля 1910 года № 578, за внимательное отношение к школе и умелую постановку учебно-воспитательного дела.

Имеет 4 медали и Высочайший знак:

- бронзовую медаль для ношения на груди за участие в первой всенародной и всероссийской переписи в 1897 г., с выдачей свидетельства за № 042985;

- серебряную медаль от Красного Креста для ношения на груди в память участия в деятельности общества Красного Креста во время русско-японской войны 1904-1905 годов с выдачею свидетельства Главного Управления общества за № 6665;

- серебряную медаль на двойной Владимирской и Александровской ленте, Высочайше утвержденную 29 мая 1909 года в память исполнившегося 13 июня 1909 года 25-летия со времени восстановления церковной школы с выдачею удостоверения за № 591;

- бронзовую медаль в память 300-летнего царствования Дома Романовых по свидетельству Консистории от 18 октября 1913 г. за № 41351;

- с соизволения Августейшей Покровительницы Российского общества Красного Креста Императрицы Марии Феодоровны главное управление общества, согласно постановлению своему от 11 декабря 1908 года предоставило право ношения Высочайше утвержденного 24 июня 1889 года знака Красного Креста; имеет свидетельство на право ношения от 29 декабря 1908 года за № 7353.

Награжден набедренником 19 февраля 1906 года; в 1912 году марта 5 дня, предложением Высокопреосвященнейшего Агафадора, за отлично-усердную пастырскую службу награждается бархатною фиолетовою скуфьею.

Тем же Архиепископом от 4 октября 1912 года за № 5404, преподано Архипастырское благословение, с выдачею на сие грамоты, за особые труды по сбору пожертвований в пользу пострадавших от неурожая.

Жалованья от казны не получает;

за преподавание Закона Божия в Высшем Начальном училище М.Н.Пр. 500 р.;

в центральном М.Н.Пр. в 3 отдел. 100 р.;

кружечных братских доходов 1050 р.;

от аренды земли 420 руб.

 

2. Сын Владикавказского мещанина.

3. Недвижимого имущества не имеет.

4. Окончил Курс Ставропольской Духовной семинарии - 1896 год 13 июля.

Преосвященным Агафадором, Епископом Ставропольским и Екатеринодарским назначен диаконоучителем в станицу Дядьковскую Кубанской области 16 октября 1896 года (8 октября*).

Состоял законоучителем и учителем в церковноприходской школе в станице Дядьковской с 1896 по 1897 год.

Согласно прошению, тем же Преосвященным перемещен на штатное диаконо-учительское место к Николаевской церкви села Преградского Ставропольской губернии, где состоял учителем в церковно-приходской школе и законоучителем в министерском училище с августа 1897 по май 1899 года.

Тем же Преосвященным рукоположен в сан диакона 9 ноября 1899 (1897*) года.

Тем же Преосвященным назначен штатным священником Михаило-Архангельской церкви села Рагули 18 ноября (мая*) 1899 года. Рукоположен в сан священника 25 мая 1899 года.

В селе Рагули состоял:

- законоучителем в одноклассном училище М.Н.Пр.; с 1 июня 1899 года по сентябрь 1905 года;

- заведующим и законоучителем в женской церковно-приходской школе; сентябрь 1900 года;

- заведующим и законоучителем в мужской церковно-приходской школе; 1899, 18 июня 1900 года;

По прошению, тем же Преосвященным перемещен к церкви поселка Владимирского Кубанской области 1905 года.

Состоял законоучителем и заведующим мужской церковно-приходской школы и законоучителем училища М.Н.Пр. с 5 сентября 1905 года по 13 сентября 1906 года.

Согласно прошению, тем же Преосвященным перемещен священником к Покровской церкви станицы Старощербиновской на 2 штатное место 13 сентября (октября, События по данным 1907 года.) 1906 года. Состоял законоучителем в 2-х классном Михайловском М.Н.Пр. училище с 1906 по 1913 год.

Утвержден в должности законоучителя Старощербиновского Михайловского Высшего Начального училища Директором народных училищ 1 сентября 1913 года.

Состоял заведующим Ясенской одноклассной церковно-приходской школой с 1 сентября 1908 г.

Состоял временным законоучителем в центральном одноклассном министерском училище, открытом с 1 сентября 1913 года.

 

- В походах против неприятеля и в сражениях не был. Особых поручений и отличий не было.

- Судим и штрафован не был, под судом и следствием не состоял.

- В отпусках не был.

- За штатом или без места не был.

- Жена Анна Афанасьевна, родилась в 1879 году в январе месяце.

- Дети: Александр, родился в 1900 г. 26 августа, обучается на свои средства в Лабинской гимназии Кубанской области; Виктор родился в 1905 году 11 ноября.

- с членами причта в родстве не состоят.

- Отзыв благочинного св. Мелиоранского "Очень хорошее".

На этом запись о священнике Янкове обрывается. Отчет перечеркнут. Дописано: священник Янков умер 7 июня 1914 года.

И далее: Состоял заведующим и законоучителем в церковно-приходских и Министерском училищах. Умер 7 июня 1914 года, состоя на службе, оставил после своей смерти жену Анну Афанасьеву, 44 лет и сыновей Александра, родившегося 26 августа 1900 года и Виктора 11 ноября 1905 года.

Есть приписка: 17 л. 8 м. 20 д. (видимо общее количество лет, месяцев и дней его службы в церкви, начиная с Дядьковской).

В описи № 65 за 1907 года (фонд 135) есть запись за № 1202 о деле "По обвинению священника села Рагули Стефана Янкова вынесении оскорбления волостному старшине села Рагули" (начато 14/VIII. ок. 30/Х - 07 г.) Дело значится выбывшим. Однако сохранился протокол Духовной Консистории (фонд 135 опись 65 дело 1828), в котором фиксируется данный случай. По представлению Ставропольского окружного суда рассматривается копия приговора по указанному обвинению. Суть дела не описана, однако указано, что судом дело оставлено без последствий. В документах Ставропольского окружного суда (фонд 398/2 с, описи 41-44) дело не значится. Постановлением Духовной Консистории дело по обвинению священника Стефана Янкова прекращено. Остается предположить, что обвинение не заслуживало внимания, или было явной клеветой. К тому же о. Стефан в это время уже год служил в Старощербиновской.

Стало известно, что жена о. Стефана Анна была дочерью есаула Ткаченко, проживавшего в ст. Старощербиновской, т.е. о. Стефан был его зятем.

В журнале Ставропольской Духовной Консистории за 1913 год (фонд 135 опись 71 дело 1166 стр. 1050) есть рассмотрение дела о захоронении в ограде Преображенской церкви ст. Старощербиновской есаула Афанасия Ткаченко, умершего 22 февраля 1913 года, рядом с его женой Марией.

1 Мария Ткаченко была похоронена в ограде церкви по разрешению епископа Ейского Иоанна (резолюция от 11 марта 1911 г. № 1318) по просьбе ее мужа Афанасия Ткаченко, известного благотворительностью, проявленной при постройке храма. "Покойный есаул Афанасий Ткаченко принимал весьма деятельное и горячее участие в создании Преображенского храма и был одним из инициаторов его постройки. За пожертвования сделанные им в Преображенском храме Его Высокопреосвященством ему преподано благословение с выдачею грамоты. После смерти Ткаченко стало известно, что им завещаны вклады на вечное поминовение в пользу причтов Покровского 500 руб., Преображенского - 1000 руб." Уточняется, что в 1909 году Афанасий Ткаченко пожертвовал на Преображенский храм гравированные металлические одежды на престол и жертвенник. Исполнять свое духовное завещание он при жизни поручал дочери Анне.

Дело рассматривалось в связи с тем, что о. Стефан Янков похоронил своего тестя рядом с женой, не дождавшись ответа от Епископа (торопились, ибо 25 февраля начинался Великий пост) и вторично запросил подтверждения согласия на его действия.

В немногих сохранившихся документах Ставропольской Духовной Семинарии (фонд 91) впервые имя Стефана Янкова упоминается в предписании эконому семинарии Н. Успенскому 13 сентября 1890г.

"Предписывается Вам записать на приход Четыреста сорок руб. /440/ пансионерских взносов, представленных следующими учениками :

/ в т.ч./ ...

1 класса Стефан Янков - 9 руб. ..."

Это была самая маленькая сумма из внесенных семинаристами. В начале 1881 г. Собранием правления Ставропольской духовной Семинарии (Дело 21 стр. 18) рассматриваются прошения некоторых учеников о принятии их на казенное содержание. Ввиду бедности родителей сын Владикавказского мещанина ученик 1 класса Стефан Янков был принят на полуказенное содержание.

 

 

Письмо, написанное Митрополиту Исидору директором Щербиновского музея
М.Н. Путинцевой

Обращается к вам директор Щербиновского народного музея М.Н. Путинцева. В музее хранятся (и экспонируются) крест размером 32x21см из металла с изображением на лицевой стороне трех святых и распятия, а так же книга "Святое Евангелие" в металлической обложке с изображением святых. Отпечатана в Московской синодальной типографии, года издания нет. Эти вещи имеют следующую историю:

29 марта 1977 г. при бурении ям для посадки деревьев в северо-восточной части парка культуры и отдыха ст. Старощербиновской был обнаружен склеп с захоронением в цинковом гробу. На крышке гроба находились крест и книга.

Была создана комиссия из представителей местной власти, милиции и санэпидемстанции. Гроб вскрыли и обнаружили в нем нетленные останки человека мужского пола. По одежде можно было судить, что покойный был церковнослужителем. До 1937 г. в этой части парка стояла станичная Покровская церковь (деревянная).

Я посылаю вам копии фотографий, сделанных при вскрытии склепа и гроба и очень прошу, по возможности установить личность усопшего. По заключению комиссии, захоронение относится к концу XIX - началу XX веков.

Останки преданы земле в том же месте.

Меня интересует не только личность этого человека, но и то, почему через столько лет он остался нетленным.

С глубочайшим уважением и почтением Мария Путинцева.

19.12.92г.

 

Свидетельства очевидца второго обретения нетленных останков иерея Стефана Янкова ст. Старощербиновской в 1994 году Л.Д. Павлоградской

По благословению архиепископа Екатеринодарского и Новороссийского Исидора с июня месяца я участвую в интереснейшей экспедиции, проводимой епархиальным управлением в ст. Старощербиновской.

Все началось с письма директора местного историко-краеведческого музея Путинцевой М.Н. в епархиальное управление. В нем сообщалось, что в 1977 году при посадке деревьев в станичном парке был обнаружен склеп, в котором находился металлический гроб с нетленными останками какого-то священника. Захоронение относится к концу XIX, началу XX века. Евангелие и Крест из этой могилы сейчас находятся в музее. Золотой нательный крест передан в райфинотдел, а останки перезахоронены на том же месте. Задавался вопрос: известно ли имя этого священника, и почему тело не подверглось тлению? Прилагались фотографии раскрытого гроба и крестика, размером со спичку.

Ответ на первый вопрос могли дать только сами местные жители. Второй требовал тщательного расследования церковью. В ст. Старощербиновскую направляется комиссия, которую возглавил настоятель Свято-Вознесенского храма о. Сергий Максимец. Я очень люблю бывать в этом, чудом сохранившемся соборе ст. Пластуновской, и отец Сергий очень много сделал для моего духовного развития и образования. В очередной мой приезд он предложил мне принять участие в работе комиссии. Разве можно было отказаться от возможности соприкосновения со столь необычным явлением, тем более, что на Кубани о нетленных мощах заявлялось впервые.

Я подолгу рассматривала переданную мне фотографию. Лицо человека, изображенного на ней, сохранило все черты: дугообразные брови, нос горбинкой, небольшой рот. Оно застыло в каком-то прекрасном величии. Это ясно чувствовалось, несмотря на темную кожу и неестественное положение тела в гробу. Была заметна какая-то небрежность в одежде. Мы догадывались, что покой покойника был изрядно нарушен.

Проведены предварительные переговоры с администрацией ст. Старощербиновской. И вот звонок поздним вечером: "Завтра выезжаем". Заместитель главы администрации станицы Куксин Е.И. без труда нашел место, где 17 лет назад произошло то, что православные христиане называют обретением мощей.

Что чувствуете Вы, уважаемый читатель, если Вам сообщают, что Вы стоите на могиле? Лично мне всегда хотелось отойти подальше. Здесь же все было по-другому. Здесь что-то притягивало. Я еще не знала, что там произошло на глубине 2-х метров, но мне хотелось освободить Его от тяжести. Отец Сергий коротко помолился, и мы принялись раскапывать землю. Честно признаться, землеройными работами мне приходилось заниматься редко, но я не помню случая, чтобы все совершалось так легко. Вскоре подошла группа ребят, и они доводили работу до конца.

Конечно, о наших раскопках сразу стало известно местным жителям, и парк наполнился людьми, которые по разному судили о происходящем. Одни возмущались тем, что Ему опять покоя не дают, другие соглашались с тем, что нужно же исправить то, что натворили в 1977 г.

В процессе последующего расследования было установлено, что факты, о которых сообщили свидетели первого вскрытия могилы, и официальная версия несколько не совпадают.

Итак, в 1977 г. ст. Старошербиновская, как и вся страна готовилась достойно встретить 60-ю годовщину Великой Октябрьской социалистической революции. В парке культуры и отдыха, где все плохо росло, весной решено было посадить сосны, которые лучше переносят недостаток воды. Как обычно, такие работы проводились общими усилиями: одни размечали участок, другие трактором бурили, третьи сажали. В народе сохранилось воспоминание, что первый трактор, подошедший к месту могилы, заглох. Работу продолжил другой. Вскоре бур застучал о камень и ушел в пустоту. Техника была остановлена. Помня о том, что здесь до 1936г. стояла красивая церковь Покрова Пресвятой Богородицы, люди кинулись к яме. Да, это была могила. Внизу, поблескивая серебром, стоял гроб.

"Мы разобрали полукруглый свод..." Да уж, разобрали... Щебень из старинного кирпича, все время попадавшийся при раскопках, свидетельствовал о том, что проникновение в гробницу далось не легко. Но экскаватор все же оказался сильнее давних мастеров...

Когда улеглась пыль, все увидели, что гроб имеет стеклянное окошко сквозь которое виднелось лицо молодого мужчины. Смельчаки спрыгнули в яму. Белые стены склепа усиливали свет, исходящий от гроба, его украшений. Он, казалось, парил в воздухе, поддерживаемый крыльями ангелов (ножки гроба и до сего дня сохранили всю прелесть своих очертаний).

"Стекло было нечаянно разбито..." Глядя на осколки, до сих пор не потерявшие своей чистоты, можно представить себе тот мощный удар... (Кто и когда учил бить прямо в лицо?)

"Гроб закрывался на защелки и его легко раскрыли..." Уже на метровой глубине ребята стали находить обломки цинка и искореженные детали украшения.

Когда крышка была поднята, все ахнули: во всей красоте, присущей облачению православного духовенства, лежал священник. "Какое умное, благородное лицо", - запомнились слова в толпе. Боясь, что все рассыплется в прах, слегка прикоснулись. Тело было сухим и крепко держалось. Однако через несколько минут стало темнеть и вскоре приобрело цвет, обычный для святых мощей, которые многие из нас видели в храмах, монастырях, а раньше и музеях.

Приглашенный для обследования врач-хирург Красавцев А.И. был поражен тем, что тело под пальцами не сыпалось, не трескалось - оно сохранилось все полностью. Руки и ноги можно было слегка двигать, они были как из твердой резины. Пергаментного цвета кожа сохранила все вкладки. Прямые темно-русые волосы почти не были тронуты сединой. На груди лежал большой крест, его вместе со Святым Евангелием передали наверх. Говорят, что было что-то еще... Помнится какая-то бумага. "Стефан... отец Стефан", - пронеслось по толпе. По команде сверху Альберт Игоревич проверил, нет ли на теле золотых вещей, "по закону принадлежащих государству". Конечно, они были: маленький золотой крестик с эмалью и медальон с изображением Божьей Матери. Очень мелкими буквами было что-то написано. Женщина, которая газету читает в довольно сильных очках, свободно прочла: "Спаси и сохрани". Развязывая шнурок, врач наклонился и ощутил приятный легкий аромат, похожий на запах ладана или чего-то другого, связанного с церковью. Не было запаха тления, запаха могилы. "Цветы наверху так сильно пахнут, что ли..?" - подумалось врачу. Малиновый атлас ризы был испробован на прочность - он был как новый. Впрочем, и атлас не удержался. Ребята все время подавали мне пушистые, полуистлевшие красноватые кусочки ткани, попадавшиеся по всей глубине раскопок.

"Что это?" - "Нетленные святые мощи" - так ответит любой православный человек.

"Какие еще мощи? Какие святыни? Да таких слов в законодательстве нет! Уже с 1918 года..." - это пришлось услышать нам сейчас от некоторых лиц. А представьте себе год 60-летия Великого Октября! Тут юбилей на носу, а тут этот поп попадается! И вообще, от чего он умер? "А если чума, холера или сибирская язва?"

Слегка приподняв, тело сфотографировали. Потом, высыпав в могилу изрядное количество хлорной извести, "закопали как было". "Как было", конечно, не получилось. Тонны сырой весенней земли рухнули под напором бульдозера на тонкие изящные стенки последнего земного дома, в котором с любовью и слезами провожали своего батюшку в последний путь прихожане, ученики школы...

Все это нам рассказали свидетели. А мы продолжали пласт за пластом снимать землю.

Когда уже показалась крышка гроба, наша работа, которая временами тормозилась дождиком, была неожиданно прервана появлением в парке весьма грозной силы: "Наши святыни тревожите?!!" Группа местных казаков, возглавляемая писарем казачьего общества Вивчарем Михаилом Матвеевичем, потребовала документы, разрешение, удостоверение и т.д. Пока разбирались, закончился рабочий день. Я это специально упоминаю не для того, чтоб сделать упрек казачеству, а чтобы обратить внимание на Божий промысел, действием которого второе обретение мошей задержалось еще на сутки. Чуть ниже я все это объясню.

На следующий день работы по расчистке возобновились. Администрация станицы предоставила в наше распоряжение деревянный саркофаг, машину, рабочих. Останки были извлечены из могилы и доставлены во двор Покровской церкви, к обустройству нынешней территории которой, к слову сказать, много сил и энергии приложил местный священник о. Петр Богдан.

Что же было обнаружено? Хлорка, соприкоснувшись с телом, конечно, сделала свое черное дело. Особенно пострадало лицо, оставшееся без защиты стекла. И все же: гроб был почти полностью изъеден коррозией, внутреннее убранство гроба истлело, оставшиеся от грабежа части облачения тоже пострадали, а тело... Тело по-прежнему крепко держалось, хотя, конечно, кожный покров в некоторых местах был нарушен. Люди, когда-либо сталкивающиеся с эксгумацией трупов, отказывались верить своим глазам и ушам.

Через несколько дней в станицу Старощербиновскую прибыл архиепископ Екатеринодарский и Новороссийский Исидор с духовенством. Владыка подтвердил необычность открытого захоронения и благословил подробно исследовать все, что касается личности похороненного священника, его жизни, обстоятельств смерти.

В ближайшее воскресение состоялись похороны. Собрались прихожане местной церкви, прибыли паломники из других мест, в том числе переполненный автобус из ст. Ленинградской. В новом облачении, со всеми подобающими почестями, крестным ходом, священник, обретший у Бога благодать нетленности, был похоронен на прежнем месте. В свежепобеленный склеп был опущен металлический саркофаг, который обеспечит сохранность мощей на многие годы.

Сейчас зеленые ветви барвинка обнимают свежий холм земли под соснами и березами, женихи с невестами, положив традиционные букеты у Вечного Огня, проходят чуть дальше и кладут цветы у строгого православного креста, охраняющего покой могилы. Здесь еще нет плиты с именем священника, но есть случаи избавления от болей.

Мне было поручено последующее расследование. В поисках принимает активное участие журналист, тот самый суровый Михаил Матвеевич Вивчарь.

Документами архива, свидетельствами очевидцев, рассказами современников, можно считать почти достоверными следующие данные: Здесь похоронен священник Стефан Ильич Янков, умерший в 1914 году от паралича сердца на 38 году жизни. Говорят, что по национальности он был болгарин. Запомнившая его в детстве дочь священника о. Федора Малышевского Феодора Федоровна Борисенко, ныне проживающая в Ленинградском доме-интернате, говорила о том, что это был человек удивительной глубины веры. Жил он с женой и сыном в доме по ул. Красной 17, в ст. Старощербиновской, где сейчас висит мемориальная доска с надписью, что здесь провел детские годы первый Герой Советского Союза Анатолий Васильевич Ляпидевский, тоже сын священника, в свое время скрывший свое происхождение. Говорят, что о. Стефан умер в г. Туапсе, в и оттуда в цинковом гробу его везли к месту последней службы.

Может быть, наш поиск дополнится новыми свидетельствами, которые дадут наши читатели?

Поражает ряд совпадений: Пролежал он в земле ровно 80 лет, с точностью до дня (вот почему была важна задержка раскопок на одни сутки). Хоронили его сейчас в День Всех святых, в Российской земле просиявших. И в 1914 году смерть его и похороны пришлись тоже на эту же неделю.

Даты Пасхи 1914 года и 1994 имеют разницу в 12 дней. 12 дней его тело находилось в ограде Покровской церкви. И как в 1977 году пересеклись два диаметрально противоположных явления: обретения святых мощей и юбилей безбожной революции, так и в этот раз - второе обретение мощей совпало с установкой рядом с парком нового памятника В.И. Ленину.

Л.Д. Павлоградская

 

 

Материалы опроса участников и свидетелей вскрытия могилы на территории парка (бывшая площадь Покровской церкви) в 1977 году

Запись на магнитофон произвела журналист, директор Информационно-просветительского центра "Благовест" (районное радиовещание) станицы Уманской, прихожанка Свято-Трехсвятительской церкви Павлоградская Любовь Даниловна в присутствии Вивчаря Михаила Матвеевича, журналиста, писаря казачьего общества.

Запись в архиве 27 июня 1994 года.

Власова Тамара Михайловна:

Моя мама, 1902 года рождения, когда раскопали эту могилу (около этого места раньше стояла церковь), вспомнила, что в парке был захоронен священник, преподававший у них Закон Божий. Потом заболел, заболевания не помню, его отправили на лечение, и там он умер. Привезли его гроб поездом, ходили на вокзал, встречали всей школой, а потом хоронили. О нем очень жалели. Мама тогда была в 3-м классе, лет 10-11, получается где-то 1912-1914 год. Сейчас мамы нет в живых.

* * * *

Запись в районном узле связи 28.06.1994 года.

Гришко Филипп Николаевич:

В этот период, 1977 год, я работал председателем сельского Совета. Весной мы закупили сосны и решили в парке, у памятника Победы, сделать маленький скверик. В РЭС наняли бур, я пришел в парк, разметить где сажать. У меня был приемный день, и я ушел к себе. Через час, прибегает гонец (не помню, кто): "В парке нашли склеп". Я сразу же позвонил в санэпидемстанцию, чтобы сделала санитарную предосторожность. Мы же не знаем, что это за захоронение. Пошел на место. Очевидцы говорят, что был оцинкованный гроб, стекло, под стеклом виднелось лицо, камень упал на гроб, вскоре тело потемнело. Когда я пришел, его открыли. Врач Красавцев Альберт Игоревич его подымал и испытывал. Он был как резиновый. Сняли крестик, Евангелие лежало там и Крест. Крестик золотой и цепочка золотая, маленький, там распятие, что-то выштамповано было такое сияющее. Я смотрел со стороны, в руки не брал. Евангелие и Крест лежали на верху гроба, потому что гроб в склепе лежал свободно, землей не присыпан. Согласно закону, находками командует райфинотдел. Я дал команду отнести этот Крестик в райфинотдел, а Евангелие и Крест в музей. Я посмотрел и ушел. Сразу вызвал трактор, засыпать, чтобы не глумиться над покойником.

Корр.: Вы пришли, когда уже все было раскрыто?

Гришко: Да, все было раскрыто, я сверху посмотрел, не опускался. Санэпидемстанция сразу обсыпала все хлорной известью. Я сказал: "Немедленно закопайте". Сосну там посадили. Там уже хороший сосновый скверик.

Корр.: А Вы помните, каким было лицо его?

Гришко: Да, он был темно-коричневый, а человек был обыкновенный.

Корр.: Сколько времени гроб был открытый?

Гришко: В пределах часа полтора, не более.

Корр.: Дети туда прыгали?

Гришко: Были и дети, и взрослые. Когда открыли, сразу разнеслось, парк многолюдный, здесь магазины, кинотеатр, движение в парке. Оно же разнеслось немедленно: "Священника открыли!" Я пришел - как первое мая. Людей страшно много. Все лезут один через другого, чтобы посмотреть.

Корр.: А вы слышали, говорят, что ребятишки туда попрыгали, что монеты какие-то были?

Гришко: Ничего не было. Потому что там был заместитель мой. Он взял Евангелие и Крест, сверху лежали.

Корр.: Вы точно помните, что это лежало на гробу?

Гришко: Да, это лежало на гробу.

Корр.: Чем был накрыт гроб?

Гришко: Оцинкованный гроб.

Корр.: А согласно акту гроб был накрыт черной тканью.

Гришко: Когда я пришел, ничего не было. Видел только цинк.

Корр.: Кто был ваш заместитель?

Гришко: Куксин Евгений Иванович.

Корр.: Кто был с Куксиным не помните?

Гришко: Тракторист с РЭС, который бурил шурф, и они кинулись - что такое? Начали разрывать склеп. Потому что говорили, там была церковь, и всех священников там хоронили. Старики были и сообщили об этом.

Корр.: Куда сыпали хлорную известь? Внутрь или снаружи?

Гришко: Тут где разрыли, и вокруг все хлорной известью засыпали.

Корр.: Как сохранился гроб?

Гришко: Гроб цинковый, сохранился хорошо.

Корр.: Как было разбито стекло, полностью или осколки оставались в рамке?

Гришко: Когда разрыли, кирпич упал - ив стекло. У всех и вызвал такой ажиотаж. Глянули, и лицо белое, прямо лицо настоящее лежит, видать ногами камни покатили, и он туда упал, разбил.

Корр.: В акте фигурирует цепь из белого металла. О какой цепи идет речь?

Гришко: Цепь? Как цепь? В гробу или что?

Корр.: В акте это записано. На покойном была крупная цепь.

Гришко: Нет. Когда я пришел, я этого не видел. Только золотой крестик. Я сказал отнести немедленно. Его отнесли в аптеку, взвесили. Там 4 с чем-то граммов золота было. В райфинотделе составили акт, потом не знаю куда дели.

Корр.: Часа два он был раскрыт?

Гришко: Не больше двух часов.

Корр.: А Вы не знаете, кто крышку открывал? Был ли он запаян или как закрыт? Вы не интересовались?

Гришко: Не знаю, не обратил внимания. Знаю, что крышка была открыта, и я сказал - немедленно закройте и захороните, засыпьте, не трогайте покойника.

Корр.: Дыра была большая? Склеп был полукруглый?

Гришко: Полукруглый свод.

Корр.: К этому времени все было в могилу обрушено?

Гришко: Да, он пробурил, а потом экскаватор немножко разрыл. А потом я сказал: заройте! Бульдозером при мне зарыли, и я ушел в Совет.

Корр.: А некоторые говорят, что склеп был два дня открыт.

Гришко: Ни в коем случае! Не больше двух часов.

Корр.: А говорят известно, кто разбил стекло?

Гришко: Не знаю, не интересовался этим. Моя задача состояла в том, чтобы обезвредить это, чтобы не допустить болезни, хлорной известью потрусили и все. На том и кончилось. Моя миссия такая была.

Корр.: С кем бы вы посоветовали еще поговорить?

Гришко: С моим заместителем, Куксиным. Он там был с самого начала, и подробнее расскажет... По всей вероятности, если без доступа воздуха, то и сохранился труп.

Корр.: Нет, не сохраняется.

Гришко: А может быть, его там нагазировали.

Корр.: Нет, тогда этого не делали. Это был святой человек.

Гришко: Ну святой... Я думаю там ничего уже нет.

Корр.: Хлорка цинк съела, а мощи нет. Цинка нет, а мощи есть.

Гришко: Да???

Корр.: Да, в акте есть цепочка белая, и вы подписывались.

Гришко: Да, может быть, мне сказали что цепь была, это же столько времени прошло, почти 20 лет.

* * * *

Запись 29.06.94 года.

Евгений Иванович Куксин - зам. главы администрации ст. Старощербиновской.

Куксин: Когда выполнялись работы, я работал в райисполкоме инструктором, и когда это случилось, меня назначили председателем комиссии. В комиссию вошли зам. председателя совета Малышевский, следователь РОВД и не помню, кто еще. Вскрыли склеп.

Корр.: Как было дело, по порядку расскажите.

Куксин: В парке выполнялись работы по бурению для посадки сосен (они уже большие выросли). И в одном месте бур резко ушел вниз.

Корр.: Кто был тракторист?

Куксин: Не помню. С РЭСа был трактор, который опоры ставит, бур 180 см, бурили см. 60. И вдруг ушел вниз. Это их заинтересовало.

Корр.: Вы пришли, как все выглядело?

Куксин: Там было полуочищено. Начали очищать до конца склеп - свод уже полуразрушен.

Корр.: Стекло?

Куксин: Стекло было разбито, говорили, что стекло разбили во время того, как бурили, камень упал на стекло.

Корр.: Гроб был уже открыт?

Куксин: Нет. Гроб был еще закрыт.

Корр.: И вы в закрытом гробу видели лицо? Оно не было прикрыто платком или тканью?

Куксин: Не знаю. Не могу точно вспомнить, по-моему, нет. Как раз там был Красавцев, хирург. Он изъявил желание: "Разрешите мне, как врачу, посмотреть". Вскрыли крышку гроба.

Корр.: Как открывали крышку, чем? Там замочки были?

Куксин: Да, они были полуистлевшие, время свое сыграло. Там нашли Крест, Библию.

Корр.: Где лежали Крест и Библия? Наверху или в гробу?

Куксин: Библия как бы наверху была. Потому что эту Библию уже листали. А Крест был в руках.

Корр.: Тот Крест, который в музее, он был в руках? А что на шее было?

Куксин: Полуистлевшая цепь была, серебро или какой другой металл, брелок с изображением Матери Божьей с двухкопеечную монету, очень четко сохранившийся. Я, кстати, впервые видел червонное золото, слышал, но не видел. Блеск даже был, не было потускнения, как на наших низкопробных изделиях. И крестик - эмалевая фигура Иисуса Христа была нанесена, немного обита была. Все это было взвешено, в райфинотделе Стрига Мария Григорьевна была инспектор по госдоходам. Она и сейчас в налоговой инспекции работает. Взвешено в нашей аптеке на точных весах, передано им, отправлено в Краснодар, дальнейший путь его не знаю.

Корр.: А одежда на нем какая была? Что было внутри гроба, подушка должна быть, обивка какая-то, что там было?

Куксин: Одежда была священнослужителя.

Корр.: Вы видели уже полуистлевшие ткани на останках. Она была лучше или такой же?

Куксин: Лучше. Была подключена медицина. Собралось людей человек пятьсот, не меньше. Детвора облепила деревья. Санэпидстаниия сочла нужным обрабатывать.

Корр.: Как обрабатывали?

Куксин: Хлоркой сухой.

Корр.: Куда сыпали? Внутрь?

Куксин: Ну да. Вокруг, сам грунт.

Корр.: В акте музея фигурирует какая-то цепь?

Куксин: Она полуистлевшая. На ней все висело.

Корр: Вы знаете, на какой цепи у священника крест висит на груди?

Куксин: Нет. Этого не было. Я бы видел. Может, по их ритуалам не положено при захоронении? Ну этой цепи не было, только крест в руках, он в музее сейчас. Больше я ничего не видел.

Корр.: В акте написано, что гроб был покрыт черной тканью. Вы эту ткань видели?

Куксин: Не помню. Гроб был очень хорошо сохранен.

Корр.: Запаха не было?

Куксин: Не слышал. Черты лица очень хорошо сохранились.

Корр.: ВОЛОСЫ были?

Куксин: Не помню. Бороды не помню. Знаю, сухое обтянутое лицо. Как вот мумия. Кавказский профиль, небольшая горбинка на носу. Еще я слышал говорили: "Какое умное выражение лица! Благородное и умное". Это была фраза, кем-то произнесенная.

Корр.: Не было предположений, кто был этот человек?

Куксин: Была работница колхоза "Знамя Ленина", рассказала, что мама ее рассказала, что это был священник.

Корр.: Фамилию не помните?

Куксин: Тамара Михайловна, она в "Знамя Ленина", а мама ее говорила, что это был 10-12 год, она училась в школе или в училище, что он преподавал у них Закон Божий, пользовался уважением. Никогда не пользовался линейкой, грубым окриком. Говорила, что вроде в Армавире лечился, там умер, а оттуда в цинковом гробу по железной дороге тело доставлено сюда, на место службы, место жительства. И здесь был похоронен.

Корр.: Родственники не объявились?

Куксин: Никто не поинтересовался, не обращался.

Корр.: Таблички не было?

Куксин: Ни таблички, ни документов подтверждающих фамилию, ничего не было совершенно.

Корр.: Как тщательно тело осматривали?

Куксин: Красавцев был. Он полгода как приехал, молодой хирург. Мы с ним в первый день встречались. Он удивился, как сохранен человек, он раздвинул ему руки - ссохшееся, но очень сохраненное тело. Ткань в некоторых местах чуть подверглась тлению. На руках, конечно, ни колец, ни перстней. А Библия наверху была, почему она наверху была?

Корр.: Может, через окошко взяли. А окно было разбито, были осколки?

Куксин: Полностью было освобождено. Я в самом начале не присутствовал, пришел примерно через час, как оно случилось. Могли и вытащить. Но Библию уже листали. Мы попросили возвратить. Покуда толпа была еще маленькая, что-то можно было обнаружить.

Корр.: Как скоро его захоронили?

Куксин: В этот же день. Вечером поздно. Через райисполком созванивались. Этим занимался секретарь райисполкома. Созванивались с управлением по делам религии при крайисполкоме, они, видать, выходили на ихние службы, сказали: "Оставьте все как было, на том же месте, предайте земле останки". Что и было выполнено.

Корр.: Ну, "как было", конечно, не получилось?

Куксин: Что поделаешь. Ну и по сей день нет службы, которая могла бы по-христиански, по-русски опустить. Нет, спустя 20 лет почти. При коммунхозе машина есть, венок есть, могилы нет, кто будет рыть, не известно, выносить - не известно. А в те времена вообще говора не было. Постарались закрыть все крышкой, как положено.

Корр.: Священника в известность сами не ставили, местному священнику не сказали?

Куксин: Не было такого, по-моему. Потом отец Валентин интересовался, я даже фотографию ему показывал, дал ему две фотографии. Где Крест и брелок, то есть те фотографии, которые были сделаны следователем милиции, который был в составе комиссии.

Корр.: Вы говорили о медальоне...

Куксин: Да, он был золотой, в центре Божья Матерь, а вокруг буквы очень мелкие. И вот женщина, которая читает только в сильных очках, без очков прочла эту надпись "Спаси и сохрани" или что-то в этом духе. Так сделано красиво, сияло все.

* * * *

Запись 02.07.94 г.

Красавцев Альберт Игоревич, врач-хирург

Корр.: Вы помните день 29 марта 1977 гола в парке?

Красавцев: Да. Я отлично помню этот день. Я был на приеме в поликлинике, она находится как раз напротив парка. В парке то ли работали машины, бурили под деревья или под фонари, не помню точно. И вдруг прибегают за мной из парка и просят прийти туда, так как якобы там обнаружили какой-то труп, могилу и просили туда прийти.

Корр.: Что вы увидели, когда пришли?

Красавцев: Когда я пришел, то увидел, что трактором разрыто что-то типа склепа и вижу: гроб открыт, верх кирпичный снят, крышка снята, разбита часть стекла. Меня попросили посмотреть, спуститься туда.

Корр.: Опустились, и что там было?

Красавцев: Когда я опустился, то увидел в этом склепе, чисто выбеленном, лежит гроб и в нем похоронен священнослужитель. Почему сразу решил, потому что он был одет в одежду голубовато-фиолетового цвета с желтой отделкой. И обратил внимание на то, что открытая часть лицевого черепа: лицо, нос, волосы сохранились.

Корр.: Вы определили даже цвет волос?

Красавцев: Да, светло-русый и кожа темно-пергаментного цвета на лице. Когда я стал его осматривать, я его раздевал, естественно, я осмотрел ноги завернутые в какую-то ткань. На какой-то ноге, уже не помню на какой, не было первого пальца. Торчали косточки фаланг с ноготками, кожи на них не было, но дальше была видна кожа. Кожу я видел и на шее, потом, когда пытался перевернуть тело. При этом я увидел на шее суровую нитку, а на ней сползший крестик. Меня попросили те, кто был наверху снять его. Я его снял и передал этот крестик Куксину Е.И. Ну вот собственно то, что я увидел там.

Корр.: Крестик маленький был? Опишите этот крестик.

Красавцев: Концы типа булав, расширенные, закругленные. Он был из желтого цветного металла. С моей точки зрения, это был золотой крестик, и в центре было изображено что-то типа иконки, изображено мелко, по углам было три камешка, а там, где должен быть четвертый камушек - пустота.

Корр.: Камешки, какие?

Красавцев: Белесоватого цвета, светленькие были, маленькие беленькие точечки были, не знаю из чего.

Корр.: Вы прикасались к телу, к коже?

Красавцев: Я прикасался руками, именно не пинцетом, ничем, я прямо руками брал, даже поворачивал немножко на бочок, когда Крестик особенно снимал, но я боялся, что обычно, как бывает, трупы эксгумируешь, разваливаться начнет, запахи, а здесь никаких запахов абсолютно не было, ничего не развалилось, я просто брал его и повернул. Помню, что меня поразило, что вся кожа темно-пергаментного цвета, веки закрыты, но все это кожа была, самая натуральная кожа. Не то, что это кости лежали. Вот бороды, по-моему, не было.

Корр.: Кожа сухая была, под руками она не сыпалась, не трескалась, не осыпалась прахом?

Красавцев: Абсолютно нет. Вот Вы знаете, поразительно было. Вот когда я брал, я сам боялся того, что рассыплется, начнет ползти. Нет, абсолютно нет.

Корр.: Вы прикасались к рукам его?

Красавцев: Руки, пальцы, точно были обтянуты, высохшие, знаете, как мумия, как мощи, но это были пальцы, обтянутые кожей.

Корр.: Вам приходилось видеть мощи?

Красавцев: Приходилось. Вот в Ленинграде был, в Загорске. Такое впечатление, что это именно мощи. Это не труп разложившийся. Мне приходилось и в институте, и так видеть, как после эксгумации вскрывают трупы, картина неприятная, тяжелая.

Корр.: Может быть, сыграла роль то, что он без доступа воздуха в цинковом гробу и такая сохранность. Или это не сыграло большой роли?

Красавцев: Нет, микробактерии они везде есть, и куда ни прячься, никуда не спрячешься. Так что хоть в цинковом, хоть в склепе, где угодно, они бы свое дело сделали. Вот мавзолей, там какие усилия прилагаются, чтобы сохранить. А здесь обычно похороненный человек.

Корр.: Говорят, вы даже пытались руки раздвигать?

Красавцев: Нет, этого я не пытался делать. Я просто, когда мне сказали поднять, посадить, я нет, не делал. Я пытался повернуть его. Под одежду запустил левую руку и пытался повернуть, но я боялся, что вдруг рассыплется, развалится, но этого не произошло. И потом, просто не хотелось беспокоить... Вы знаете, меня потом все время мучило: "зачем я согласился все это трогать".

Корр.: А как врач скажите, если это было захоронение начала века, и вот сейчас мы его открыли повторно после того, как хлорная известь сделала свое черное дело, скелет держится прочно, даже руки чуть-чуть поднимали, двигали, кости друг от друга не отделяются, как обычно выглядят трупы в таких случаях?

Красавцев: Обычно - это набор костей. Больше ничего, голый череп. За такой срок.

Корр.: Когда Вы пришли, кто вынимал оттуда одежду. Святое Евангелие, Крест.

Красавцев: Вот Крест, отодвинутая крышка, когда я ее чуть дальше сдвинул. Лежали Крест и книга. Вот это я своими руками передавал наверх. Там же массы людей стояли в парке. Не помню, кто их брал, но знаю, что был Е.И. Куксин, там были и Гришко, и кто-то еще. А вот до этого что было? Говорят, там еще что-то было перед тем, как мне прийти. Не знаю, не видел.

Корр.: Дело в том, что разыскивается наперсный Крест, Крест, который одевает священник во время службы, который больше нательного, но меньше того, что в музее. Священника не могли похоронить без этого Креста. И этот Крест исчез. Вам не бросилось в глаза? Он мог быть деревянным, не обязательно золотым.

Красавцев: Нет, уже ничего не было. В тот момент, когда меня пригласили, уже не было. Ну и я слышал что-то такое, говорили, что якобы Крест был какой-то - кому-то отдали, это слышал, но сам не видел.

Корр.: В каком состоянии находились ризы покойного?

Красавцев: Такое впечатление, что сегодняшний день это. Ткань такая типа атласа, фиолетово-голубоватого цвета. Все это было настолько красиво, все это было настолько сохранено, цвет такой какой-то - ближе к малиновому. Что-то такое желтое, только поярче оно выглядело. Вся одежда была целая, абсолютно целая.

Корр.: А вы его не раздевали, на нем должен был быть подрясник?

Красавцев: Да, белая одежда была, я когда руки пытался посмотреть, то обратил внимание.

Корр.: А Вы не боялись, что будете заражены какой-нибудь болезнью. Сибирская язва, холера, чума...

Красавцев: Ну, вообще-то сверху кричали, возгласы были: смотри, какую заразу подхватишь. Но страха не было, чисто профессионально привык.

Корр.: А не испытывали вы чувство страха, или наоборот, благоговения, какие-то внутренние ощущения у Вас были?

Красавцев: Страха не было, это точно. А вот то, что захоронен какой-то священнослужитель и то, что меня как медика прежде всего поразило то, что все это сохранилось.

Корр.: Сколько лет сохраняются бактерии, вирусы чумы, холеры? Можно ли было опасаться заражения кого-либо?

Красавцев: Да нет, чего бояться-то? Какие там обработки нужны были я не знаю. У санэпидем-станции свои нормативы. Я не видел оснований что бы там обрабатывать специально. Там не было разложения.

Корр.: Запаха не было?

Красавцев: Запаха не было, однозначно.

Корр.: Ни плохого, ни хорошего?

Красавцев: Трудно сказать, но это все на воздухе было, или потому что я соприкасался с ним, но мне казалось, что это вот какой-то запах от одежды, связанный с чем-то, как вот в церкви бывает, ладаном или что-то такое вот было. Но, по-моему, был какой-то специфический запах, приятный церковный запах. Когда я близко наклонялся, руку опускал, поднимал его вроде. И я близко, ну сантиметров 20-30 от лица, и такой запах от одежды был, специфический, церковный, не гнилостный, не так как гниет.

Корр.: Вот у вас до этого был какой-то опыт, после этого прошло 17 лет. Вам приходилось видеть нечто подобное? Или читать о таком? О чем может свидетельствовать такое состояние похороненного человека?

Красавцев: Мне приходилось и читать, и слышать, от людей, и видеть. Я считаю, что это был необычный человек, захоронение, может быть, и обычное, но то были мощи. С моей точки зрения, это были мощи. Это не был простой смертный. Так не бывает. Я много видел и учил. Нет, это необычно. Обычный смертный разлагается, не остается ничего. То есть это были мощи какого-то святого человека.

Корр.: А Вы не помните, какого числа это было? Или какой день, месяц?

Красавцев: Точно не помню, знаю, что было тепло, такое впечатление, что это было начало апреля, достаточно теплый рабочий день. Было тепло, солнечно, люди ходили легко, в кофточках, это была вторая половина дня.

Корр.: Альберт Игоревич, а когда Вы снимали Крестик, Вы разрезали этот шнурочек?

Красавцев: Нет, картина такая была: я взялся за шнурочек, за эту суровую нитку, и она свободно, не завязана сзади была, хотя там вроде следы узелка были. Я потянул, думал все потянется, а смотрю - один краешек у меня и сбоку, с правой стороны от шеи, ближе к спине. Смотрю - крестик появился, и свободно с этой ниточки снял этот крестик.

Корр.: А вот сейчас освободили шейные позвонки от земли, там цепочка какая-то черная уже, цепочки вы не видели, что на ней?

Красавцев: Не видел.

Корр.: А Вы упомянули о волосяном покрове. Волосы какие были - длинные, вьющиеся, русые?

Красавцев: Нет, они были прямые, и где-то заканчивались у шеи. На лице их не было. Они были накрыты. Я почему это запомнил хорошо: когда эту ниточку на шее потянул с крестиком, то мне мешали волосы. Я так чуть-чуть сдвинул, и тогда вытащил крестик. Хорошо запомнил.

Корр.: Густые, редкие?

Красавцев: Да нет, не особенно густые.

Корр.: Усов, бороды, бровей?

Красавцев: Бороды не было, а вот следы бровей были, а вот усов, бороды нет.

Корр.: Какой комплекции он был?

Красавцев: Это был где-то средний человек. На глаз это был относительно молодой человек, не старый. Вот и все.

* * * *

 

Запись 3 июля 1994 года. Покровская церковь. День похорон.

Пархоменко Виктор Тимофеевич.

Корр.: Вы помните, какой это был день? По акту 23 марта 1977 года. Чем вы занимались в парке?

Пархоменко: В парке шла разбивка посадки сосен. Занимался этим тогда председатель сельского совета Гришко. И пришел трактор бурить ямки. И наткнулись на склеп. Пробурили сам склеп.

Корр.: Бур глубоко ушел?

Пархоменко: Он стенку развалил, гроб был целый, стекло было на лице.

Корр.: Как увидели, что это склеп?

Пархоменко: Когда бур застучал, оно рухнуло. Отверстие было, человек мог свободно пролезть. Я как раз рядом находился.

Корр.: А кем Вы работали?

Пархоменко: Я работал в ОКСе инженером технадзора по строительству. Корр.: Заглянули... Там по идее должно быть темно, что Вы могли увидеть?

Пархоменко: Пыль утихла, все видят - гроб стоит. Среди этих людей - один туда нырнул. Он вытащил Библию и Крест.

Корр.: Что видели лично вы?

Пархоменко: Я видел, как оттуда достали Библию и Крест. Кто-то крикнул, что это грабеж, надо вызвать милицию.

Корр.: А какой Крест?

Пархоменко: Крест деревянный, большой.

Корр.: Вы в музее были? Крест этот видели? Вот такого размера...

Пархоменко: Да, такой, с цепью.

Корр.: С цепью?

Пархоменко: Да.

Кор.: Секундочку. Какая цепь была?

Пархоменко: Вроде как белая.

Корр.: Металлическая цепь и большой Крест? Какой, из чего Крест?

Пархоменко: Деревянный, или лаком вскрыт, или, ну, не могу уточнять.

Корр.: А как раскрывали? Должны были снять часть свода?

Пархоменко: Сняли, полукруглый свод...

Корр.: Трактором?

Пархоменко: Лопатами разрыли. Тогда и опустился туда Красавцев и еще кто-то. Сняли крышку. Красавцев тогда стал расстегать, но не смог расстегнуть пуговки. Кто-то кричит: А ну рви, одежда как? У него тонкое розовое какое-то было, оторвалось, а сама риза была крепкая. Он далее одну пуговку оторвал - не мог расстегнуть. И тут он на шее снял крестик. Это был маленький крестик, обыкновенный, цепочка позолоченная. Он подал, стоял милиционер. Посмотрели, меня позвали, я ушел, когда засыпали, я не присутствовал.

Корр.: Вы не опускались в могилу?

Пархоменко: Нет.

Корр.: Лицо какое вы видели?

Пархоменко: Светлое, обыкновенный мужчина лежит, вроде немного сухой.

Корр.: А какие волосы были, не помните?

Пархоменко: Темные, не сказать, чтобы черные, темно-русые и длинные.

Корр.: Борода, усы?

Пархоменко: Нет, по-видимому, не было.

Корр.: Еще раз: Евангелие и Крест были вынуты раньше, чем туда опустился Красавцев?

Пархоменко: Да, раньше! Гроб был еще закрыт, когда Евангелие и Крест подали.

Корр.: А как открывали гроб? Чем его взламывали, надо было чем-то открыть?

Пархоменко: Когда дошло дело до раскрытия гроба, людей было - не подступиться. В центре же это все, людей было много, эти тонкости я не видел. Не помню.

Корр.: А вот на Ваш взгляд какого возраста был мужчина?

Пархоменко: Лет 38, где-то так, выглядел молодо.

Корр.: Сохранность тела какая?

Пархоменко: Хорошо сохранился.

Корр.: Первоначально лицо ничем не было накрыто?

Пархоменко: Нет.

* * * *

Малышевский Георгий Михайлович (там же)

Корр.: А у Вас в роду были священники?

Малышевский: Не знаю.

Корр.: А Вы отсюда родом?

Малышевский: Да, коренной казак.

Корр.: Что Вы видели?

Малышевский: Когда я пришел туда, внизу стоял цинковый гроб с окошком, полностью целый стоял. И работал там хлоркой Красавцев, врач, в перчатках, я помню, бросал хлорку.

Корр.: Сам Красавцев?

Малышевский: Сам Красавцев! Я сам лично могу поклясться, потому что мне врезалось. Я был молодой, и мне не доходило, что это кощунство, а старухи начали говорить: "Что же вы делаете, как вам не стыдно". Я обратил внимание, как он в рабочих рукавицах брал хлорку и прямо туда бросал.

Корр.: А он клялся, что ушел до того!

Малышевский: Да я сам свидетель. Ну я, честно, лгать вам не буду.

Корр.: Вы видели Крест?

Малышевский: Да, большой серебряный Крест, это Саше Казачуку передали, и второй маленький нательный Крест. При мне его снимали.

Корр.: Кто снимал?

Малышевский: Так, расскажу по очереди: крышку срывать не получалось, они начали ее кромсать, ничего не вышло. Стекло сначала было целое, до стекла не доходило. Потом пошли разговоры, что крышка тщательно запаяна была, решили взломать, стекло разбили молотком. Когда ударяли, пошли разговоры стариков и старух: "Что же вы делаете? Это кощунство!". А потом пошел разговор: "Поп. Поп. Поп". Это же наше любопытство. Крышку потом сорвали, она была исковеркана. Лежало тело, красивое! Нос горбинкой, волосы темные, маленькая проседь.

Корр.: На лице было что-нибудь?

Малышевский: Не была. Через окошко проглядывало лицо. Когда вскрыли крышку, было как если бы человек недавно умер. Я стоял там минут сорок, час. Когда вскрыли, все сняли, Крест забрали, за руками лежала Библия, книга, передавали Казачуку, потом ничего не нашли и взяли нательный крестик сорвали, он не снимался, и я помню - сорвали. Не знаю, лгать не буду, но крестик брал, кажется, сам Красавцев. Это все передали Казачуку. Казачук передал еще одному сотруднику милиции. Я рядом с ним стоял. После этого крышку накрыли... там было варварство...

Корр.: Одежду трогали?

Малышевский: Трогали, его даже переворачивали. Тогда кощунство было...

Корр.: Кто?

Малышевский: Ребят заставляли, пятнадцатисуточников. Его перевернули, я стоял с северной стороны, и его перевернули прямо вот сюда. Достали подушку, разворошили опилки с подушки, под этим искали. Потом накрыли, оставили милицию, людей попросили расходиться, ничего интересного уже не было, и я ушел.

Корр.: Части облачения срывали?

Малышевский: Вот что-то отсюда срывали (с груди).

Корр.: Ваше ощущение?

Малышевский: Разочарование, ничего дорогого не нашли.

 

 

ПРАВЕДНИК

"Не стоит село без праведника" - гласит русская пословица. Кто эти праведники, если стоит еще наша Россия, пройдя через страшный XX век - спрашивает Православный Свято-Тихоновский институт в своем обращении ко всем людям, кто может помочь собрать драгоценные воспоминания и материалы о жизни мучеников, исповедников, праведников благочестия XX века.

Верю, что станица Старощербиновская, одна из первых станиц, основанных запорожскими казаками на кубанской земле, стоит благодаря именно праведнику, о. Стефану Янкову, бывшему священнику Покровской церкви, разрушенной большевиками в середине 30-х годов. Станица в 1933 году была занесена на черную доску, и была обречена на полное вымирание от голода. Вымерла почти вся, но снесена с лица земли не была, выжила, сохранила свое название и место.

Отец Стефан впервые дал о себе знать 29 марта 1977 года, когда при посадке деревьев в станичном парке, разбитом на территории разрушенной церкви, был обнаружен и вскрыт склеп. Свидетели события семнадцатилетней давности рассказывают, что когда вскрыли склеп, то увидели там цинковый гроб со стеклянным окошком над головой похороненного, глянули, а там лицо белое, прямо настоящее лицо. Все подробности действий разворотивших склеп сейчас установить не так просто. Была масса свидетелей, но в деталях они противоречат друг другу. Одни утверждают, что стекло разбили преднамеренно, другие - случайно. Но это уже и не столь важно. Главное в том, что когда вскрыли гроб, то всем предстал лежащий в облачении священник с таким лицом, как будто в гроб только положили.

Рядом с парком находится поликлиника. Вызвали оттуда хирурга А. Красавцева. Его рассказ, пожалуй, будет самым достоверным и убедительным, поэтому приведу его рассказ подробней. "Когда я пришел, то увидел, что разрыт трактором склеп и вижу там открытый гроб. Опустился в склеп и увидел в гробу священнослужителя. На нем было хорошо сохранившаяся одежда. Она была голубовато-фиолетового цвета с желтой отделкой. Я обратил внимание, что открытая часть лица: лоб, нос, волосы сохранились... Священник светловолосый светло-русый, но не темный и не черный.

И кожа темно-пергаментного цвета. Когда я его осматривал то, естественно, раздевал его. Просто меня попросили раздеть его. Я осмотрел ноги. Они были завернуты в какую-то материю, на ногах была ткань. На какой-то ноге отсутствовал первый палец, и торчали косточки фаланг, косточки с ноготками, кожи на них не было, а дальше была видна кожа.

Кожу я видел на шее, потом, когда я попытался перевернуть его, то я увидел на шее суровую нитку, а на ней сползший крестик...

Я прикасался к телу руками, не пинцетом, ничем, а просто руками, даже поворачивал его немножко на бочок, когда особенно крестик снимал. Я боялся, что обычно как бывает - трупы эксгумируешь, они разваливаться начинают, запахи. А здесь никаких запахов не было, ничего не разваливалось. Я просто брал его и переворачивал. Что меня еще поразило, что кожа вся самая натуральная. Не то, что просто кости лежали...

- Может кожа была сухая, сыпалась под руками, просто трескалась?

- Абсолютно нет. Вот что, знаете, поразительно было, когда я брал его, то сам боялся, что рассыплется, начнет ползти. Нет, абсолютно нет.

- Вы прикасались к рукам его?

- Руки, пальцы точно были обтянуты, высохшие, знаете, как мумия, как мощи. Но это были пальцы обтянутые кожей.

- Вам приходилось в жизни видеть мощи?

- Приходилось. В Ленинграде, в Загорске.

- Может быть, сыграло роль, что он лежал без доступа воздуха, ведь гроб не был запаян, а закрыт на защелках.

- Нет, микробактерии везде есть. Куда от них не прячься - никуда от них не денешься. Хоть в цинковом гробу, хоть в склепе, где угодно, они все равно свое дело сделают...

Потом, это же был 1977 год, кто мог предположить тогда, что скоро снова начнут строить храмы, золотить купола, поднимать сброшенные колокола! На это уникальное захоронение высыпали два мешка хлорки, кое-как закрыли крышку гроба, даже не прикрыв дырку от разбитого стекла окошка, загорнули землей, заровняли и посадили сосны. Постепенно о необычном захоронении священника забыли, ровно на 15 лет".

В 1992 году об этом захоронении вспомнила заведующая районным музеем М. Путинцева и написала о нем в Краснодарскую епархию. Прошло с той поры еще два года, когда вдруг никого не предупреждая заранее, 22 июня этого года, приехал священник, отец Сергий из станицы Пластуновской.

Вся эта история второго вскрытия могилы сама по себе интересная, в день приезда священника из станицы Пластуновской, выкопать священника не дали станичные казаки. Заподозрили вначале, что это козни коммунистических властей, только двумя днями раньше установившие новый бронзовый памятник вождю мирового пролетариата. Пока казаки со священником выясняли отношения, наступил вечер, и окончательное второе обретение мощей состоялось на следующий день - 23 июня 1994 года.

Время после варварской засыпки склепа землей и сама земля сделали свое дело. Наваленный грунт раздавил гроб. Останки священника вместе с остатками съеденного землей и хлоркой цинкового гроба поместили в специально сделанный ящик и перенесли в станичную церковь. Отслужили панихиду. Через несколько дней приехала комиссия во главе с Владыкой Исидором. Никто не сомневался, что обретены нетленные останки праведника, единственные на территории нашего края.


Часовня на могиле праведного
иерея Стефана Янкова

 

Было решено сделать металлический саркофаг, поместить туда нетленные останки и снова захоронить их. Но тут опять возникла чуть ли не детективная история, похожая на истории со святыми реликвиями церкви 30-х годов, годов открытого гонения на церковь, история, не позволившая сразу по отбытии комиссии предать нетленные останки земле. Священники столкнулись с районными коммунистами, которые, воспротивились торжественному проведению захоронения нетленных останков на прежнем месте. "Хороните на кладбище или в церковной ограде, а не в парке. А если в парке, то без обозначения могилы, никаких там крестов и оград". Как же! Ведь уже десятки лет танцуют молодые станичники на могилах захоронений священников и почетных людей станицы.

И в конце концов священники сами принимают решение захоронить нетленные останки на прежнем месте, установить на могиле Крест.

Восстановили склеп, выбелили его, и в воскресенье, 3 июня, Крестным ходом православные отправились в парк, отслужили литию и предали останки священника, старощербиновского молитвенника, земле. Саркофаг снова поместили в склеп, перекрыли его, а сверху насыпали земляной холм, рядом установили металлический Крест. Верующих при этой церемонии было много.

К этой могиле уже протоптали тропку паломники, идут к ней не только старощербиновские старушки, но и молодежь. Приходят часто мамы со своими малыми чадами. Приезжают в праздники навестить могилу из других станиц. По праздникам на ней совершается заупокойная лития.

После захоронения нетленных останков началась кропотливая работа по установлению личности похороненного священника. До этого ничего о похороненных на территории бывшей церкви ничего не было известно, слишком много уже прошло времени. Основную работу по установлению имени взяла на себя корреспондент краевого радио по Уманскому району, готовящая передачи на духовные темы, Любовь Павлоградская. Установили, что это был иерей Стефан Ильич Янков, священник Покровской церкви, умер в 1914 году, 38 лет от роду, 7 июня, похоронен 10 июня (по старому стилю). Нашли одного человека, знавшего о. Стефана Янкова. Это бывшая жительница Старощербиновской, дочь священнослужителя, знавшая семью Янковых и бывавшая у них. Сейчас она находится в доме престарелых в станице Уманской.

В заключение хочу обратить внимание читателей на некоторые, неслучайные совпадения, которые просто нельзя не заметить. Первый раз он дал о себе знать ровно через сто лет. Умер, и хоронили его в 1914 году, 10 июня по старому стилю, то есть 23 июня по новому. День в день, ровно через 80 лет были обретены второй раз его мощи, ни днем раньше, ни днем позже, хотя хотели это сделать на день раньше, но не получилось. Может быть когда-нибудь будет причислен к лику святых и отец Стефан. Неведомо, удастся ли установить какие-либо подробности о жизни отца Стефана, но уже сейчас ясно, что это был не простой человек, великий молитвенник за православных и станицу нашу, праведник, без которого не стоит ни одно село.

Михаил Вивчарь ст. Старощербиновская


Если Вы хотите помочь в восстановлении разрушенного в годы советской власти СВЯТО-ПОКРОВСКОГО ХРАМА СТАНИЦЫ СТАРОЩЕРБИНОВСКОЙ адрес и реквизиты прихода:

 

353620, Краснодарский край, ст. Старощербиновская, ул. Сакко и Ванцетти 107 тел. 8(86151) 4-53-70.

Расчетный счёт № 40703810700060010068 в ОАО "Крайинвестбанк",

г. Краснодар, БИК 040349516, Кор.счёт. №30101810500000000516 ИНН 2358001870 КПП235801001.

 

станица Старощербиновская

Голосование: 
Средняя: 10 (2 оценок)
CAPTCHA
Пожалуйста, введите буквы изображенные на картинке.