Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война.

Выпуск газеты: 

 

Публикуется по редкой книге: Русская Православная Церковь. Очерки истории

Выпуск 2. Издание 1988 г.

 

 

 

Верность Русской Православной Церкви намеченному Декларацией Митрополита Сергия курсу была не на словах, а на деле подтверждена в суровые годы Великой Отечественной войны 1941 -1945 гг. советского народа с фашистской Германией.


Святейший Патриарх Московский
и всея Руси СЕРГИЙ (СТРАГОРОДСКИЙ)
(1867-1944)

Как впоследствии вспоминал Митрополит Сергий, "нам не приходилось даже задумываться о том, какую позицию должна занять наша Церковь во время войны".

О нападении фашистской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 г. Митрополит Сергий узнал, вернувшись в свою скромную резиденцию из Богоявленского собора, где он служил Божественную литургию в Неделю Всех святых, в земле Российской просиявших. Первосвятитель ясно сознавал, что в этот тяжкий час испытаний для всего народа Русская Церковь, верная своим традициям, должна быть вместе с народом, питая его духовные силы.

Митрополит Сергий ушел к себе в кабинет, и вскоре его близкие услышали стук пишущей машинки: Патриарший Местоблюститель писал Послание к Церкви по случаю начала войны.

"Невзирая на свои физические недостатки - глухоту и малоподвижность, - вспоминал позднее архиепископ Димитрий (Градусов), - Митрополит Сергий оказался на редкость чутким и энергичным: свое Послание он не только сумел написать, но и разослать по всем уголкам нашей необъятной Родины в первый же день войны".

"Жалкие потомки врагов православного христианства, - гласило Послание, - хотят ещё раз попытаться поставить народ наш на колени перед неправдой, голым насилием принудить его пожертвовать благом и целостностью Родины, кровными заветами любви к своему Отечеству.

Но не первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С Божиею помощью и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу. Наши предки не падали духом и при худшем положении потому, что помнили не о личных опасностях и выгодах, а о священном своем долге перед Родиной и верой, и выходили победителями. Не посрамим же их славного имени и мы - православные, родные им и по плоти, и по вере. Отечество защищается оружием и общим народным подвигом, общей готовностью послужить Отечеству в тяжкий час испытания всем, чем каждый может".

Указав на примеры святых мужей нашего народа Александра Невского и Димитрия Донского, Митрополит Сергий твердо заявлял: "Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла, и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего и теперь. Благословляет она Небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг".

Послание заканчивалось призывом: "Положим же души своя вместе с нашей паствой. Путем самоотвержения шли неисчислимые тысячи наших православных воинов, полагавших жизнь свою за Родину. Они умирали, не думая о славе, они думали только о том, что Родине нужна жертва с их стороны, и смиренно жертвовали всем и самой жизнью своей.

Церковь Христова благословляет всех православных на защиту священных границ нашей Родины.

Господь дарует нам победу!".

Это историческое Послание указало тот путь, которым должна идти Церковь, разделяя со своим народом все трудности и невзгоды.


Святейший Патриарх СЕРГИЙ (СТРАГОРОДСКИЙ)
(1867-1944).
Фото из семейного архива прихожанина
Богоявленского кафедрального собора

Во исполнение призыва своего Первосвятителя Русская Церковь с первого же дня войны, не прерывая молитв своих ни на один день, за всеми церковными службами усердно молилась Господу о даровании успеха и победы нашему воинству: "О еже подати силу неослабну, непреобориму и победительну, крепость же и мужество с храбростью воинству нашему на сокрушение врагов и супостат наших и всех хитрообразных их наветов...". Она подавала руку помощи скорбящим и страждущим от лишения близких своих на брани; она неустанно поминала перед Престолом Господним всех, "имже судил Господь положити на брани души своя".

Как говорил Митрополит Сергий, эта "молитва о воинах, на поле брани убиенных... есть наш непременный долг, не исполняя которого мы не останемся без вины".

Молитвы Церкви не были тщетными. Благословение ее придавало ту непреоборимую силу русскому оружию, которую враг так и не смог преодолеть.

В последующее время Митрополит Сергий обратился к Церкви Русской с 23 посланиями по разным случаям. И во всех посланиях выражалась твердая надежда на то, что Господь дарует русскому народу конечную победу.

Между тем шел тяжелый пятый месяц войны. Фашистские полчища находились на подступах к Москве. 14/1 октября, в день праздника Покрова Пресвятой Богородицы, Митрополит Сергий обращается к "православной и боголюбивой пастве московской" со своим вторым Посланием по случаю войны.

"Вторгшийся в наши пределы коварный и жестокий враг, - писал Патриарший Местоблюститель, - по-видимому, напрягает все свои силы...

С Божией помощью и в эту годину испытаний наш народ сумеет по-прежнему постоять за себя и рано или поздно, но прогонит прочь наседающего чужанина.

Такая надежда, как железная броня, да оградит нас от всякого малодушия перед нашествием врага. Каждый на своей страже, на своем посту будет бодро стоять, содействуя обороне Отечества нашего, святой православной веры".

В отношении Московской Патриархии Исполнительный комитет Московского городского Совета 7 октября 1941 г. постановил "предложить последней временно покинуть Москву".

Первоначально предполагалось разместить Патриархию в г. Чкалове (Оренбурге), однако затем, идя навстречу желанию Митрополита Сергия, не хотевшего удаляться от Волги, Исполком Моссовета разрешил разместиться Патриархии в Ульяновске. Там с 19 октября 1941 г. до конца лета 1943 г. вместе с рядом сотрудников Патриархии находился Блаженнейший Сергий, продолжая в Ульяновске осуществлять церковное руководство.

С первых же дней войны, единодушно откликаясь на обращение Митрополита Сергия "трудами и пожертвованиями содействовать нашим доблестным защитникам", все без исключения приходы начали широкий сбор денежных пожертвований и ценных предметов на нужды обороны. Так, в течение нескольких месяцев верующие одного только Троицкого храма в г. Горьком внесли в Фонд обороны более миллиона рублей. Когда об этом доложили Митрополиту Сергию, то на извещении появилась резолюция Блаженнейшего Сергия: "Браво. Нижний Новгород не посрамил мининскую память".

Воодушевляемые такими поощряющими резолюциями, духовенство и верующие с постоянно растущей ревностью продолжали необходимую Родине работу. В Саратове в течение только 1943 г. было внесено от приходов и священнослужителей более двух миллионов, а в Орле, после освобождения его от захватчиков, два миллиона рублей. Всего же за годы войны церковные пожертвования на нужды обороны составили несколько сот миллионов рублей.

Помимо сбора средств в Фонд обороны, Церковь в патриотическом желании помочь Родине благословила и организовала сбор денежных средств в Фонд помощи детям и семьям воинов Красной Армии.

Как отмечал в своем послании митрополит Ленинградский Алексий, "эта забота со стороны верующих нашего Союза о детях и семьях наших родных воинов и защитников да облегчит великий их подвиг, а нас да соединит еще более тесными духовными узами с теми, кто не щадит и крови своей ради свободы и благоденствия нашей Родины".

Одним из самых ярких свидетельств участия Церкви во всенародном подвиге в годы войны явился сбор церковных пожертвований на сооружение танковой колонны имени Димитрия Донского.

Самый выбор этого имени не был случайным. Великий светильник земли Русской Преподобный Сергий, благословив Димитрия Донского на Куликовскую битву, послал в ряды русских войск двух своих сподвижников из числа братии Троицкой обители. Эти два воина-инока Александр Пересвет и Андрей Ослябя не только своим присутствием, но и тем, что "положили души своя" на поле брани, засвидетельствовали перед всем верующим русским воинством, что Русская Православная Церковь благословляет его на святое дело спасения Родины, а молитвы Преподобного Сергия сопровождают его в этом великом подвиге.

Так и ныне, по мысли Патриаршего Местоблюстителя Блаженнейшего Митрополита Сергия, Русская Церковь, руководствуясь примером Преподобного Сергия, вновь посылала в помощь русским воинам свое благословение, зримый знак того, что она никогда не оставляет своих воинов, что она их благословляет на битву.

30 декабря 1942 г. Блаженнейший Митрополит Сергий обратился "к архипастырям и приходским общинам" всей Церкви с призывом внести церковно-патриотические пожертвования на сооружение танковой колонны. "Пусть наша церковная колонна, - писал Блаженнейший Сергий, - понесет на себе благословение Православной нашей Церкви и ее неумолкаемую молитву об успехе русского оружия. Нам же всем дает утешительное сознание, что и мы по нашей силе и способности участвуем в святом деле спасения Родины".

Не было ни одного храма, ни одной церковной общины во всей стране, которые оказались бы в стороне или уклонились от дела служения Родине. В короткие сроки на общецерковную танковую колонну имени Димитрия Донского духовенством и верующими было собрано свыше восьми миллионов рублей.

В начале 1944 г. танковая колонна от имени Русской Православной Церкви была передана Красной Армии митрополитом Крутицким и Коломенским Николаем. Обращаясь к воинам, митрополит Николай сказал: "Духом с вами будем все мы, весь наш советский народ во всех ваших бранных подвигах. Мы пламенно молимся о победе нашего оружия и пламенно веруем в конечное торжество свободы, правды, мира, под знаменем которых воюет наш народ".

Другим примером патриотического служения Русской Церкви в годы войны явилось сооружение на средства, собранные православными верующими, авиационной эскадрильи имени Александра Невского.

Патриотическая деятельность Русской Церкви, направленная на защиту своего Отечества, не ограничивалась заботой только о внутренних нуждах государства: не забывала Церковь своих братьев по вере и на Балканах. В ноябре и декабре 1942 г. от имени Русской Православной Церкви Митрополит Сергий обращается к православному румынскому духовенству, верующим и солдатам румынской армии с призывами "окончить войну с русским народом, с которым румыны связаны узами христианского братства, и прекратить пролитие братской единоверной крови".

К празднику Святой Пасхи 1943 г. Первосвятитель направил Обращение к православным христианам оккупированных стран, в котором говорилось, что "вместе с народом идет и наша Православная Церковь, а народ наш всем сердцем и мысленно с вами. Он готов и на деле проливать кровь вместе с вами за веру и вашу свободу... Неужели сербы, не один раз за веру и отечество всенародно полагавшие свою жизнь, когда-нибудь успокоятся под фашистским сапогом?.. Неужели православный греческий народ может остаться на фашистской цепи?"

Многообразное проявление патриотической деятельности Церкви, ее неустанная забота о благе Родины во время войны во многом послужили к установлению взаимопонимания с Советским государством. Появилась возможность открывать некоторые из закрытых прежде храмов, восстанавливать епископские кафедры.

В Ульяновск стали приезжать за назначениями епископы. А порой и вдовые представители приходского духовенства (основной тогдашний резерв архиерейских кадров) здесь же принимали монашеский постриг, и над ними совершалась епископская хиротония. Среди последних были профессор протоиерей Николай Чуков и протоиерей Сергий Городцов, впоследствии видные иерархи - митрополиты Ленинградский Григорий и Новосибирский Варфоломей.

Не оставались без внимания Московской Патриархии и территории, освобождаемые советскими войсками от фашистской оккупации. "По мере освобождения нашей Родины... - писал протоиерей Александр Смирнов, - Блаженнейший Митрополит проявил огромную заботу об устроении церковной жизни в освобожденных от врага епархиях. Он посылал туда с особыми полномочиями иерархов или заслуженных протоиереев, давал им соответствующие инструкции и препровождал с ними нарочитые послания...".

Кроме того, через представителей Московской Патриархии был обследован в отношении верности канонам ряд епархий, откуда на имя Митрополита Сергия были присланы с многочисленными подписями трогательные заявления от духовенства и верующих о преданности ему как Предстоятелю Русской Православной Церкви. "Чувствуя над собой Ваше высокое покровительство, - писали пастыри этих епархий, - мы ободрились и с удвоенной энергией будем трудиться на духовной ниве по распространению слова Божия и по укреплению веры Христовой и патриотических чувств среди своих пасомых".

Но в годы войны произошло горестное для Православной Церкви событие - епископ Владимиро-Волынский Поликарп (Сикорский) во время немецкой оккупации Украины порвал связь с Матерью - Церковью Русской и объявил себя "администратором" "автокефальной" Украинской православной церкви. Таким образом, была возобновлена деятельность раскольничьей группировки, "самоликвидировавшейся" в 1930 году.

Еще 5 февраля 1942 г. Блаженнейший Митрополит Сергий обратился к православной украинской пастве со специальным посланием, в котором разоблачил подлинное лицо Поликарпа (Сикорского), оказавшегося орудием гитлеровской политики на Украине. Митрополит Сергий призывал православное украинское население не поддаваться на уговоры Поликарпа, а православных украинских епископов умолял бодренно и молитвенно стоять на страже и не отдавать боговрученной паствы на расхищение волкам, ее губящим.

По делу Поликарпа (Сикорского) Блаженнейший Митрополит Сергий сносился с Блаженнейшими Антиохийским и Иерусалимским Патриархами и установил полное единство с ними во взглядах о необходимости церковного суда над ним. 28 марта 1942 г. состоявшийся в Ульяновске Собор епископов назначил Поликарпу, еще ранее запрещенному Патриаршим Местоблюстителем в священнослужении и управлении епархией, двухмесячный срок для представления в Патриархию своих оправданий. В случае же пренебрежения запрещением он объявлялся лишенным сана и монашества.

После войны оказавшиеся за рубежом сторонники Сикорского образовали группировку, именующую себя "Украинская автокефальная православная церковь за границей".

Следует отметить, что на временно оккупированных территориях СССР порой обнаруживались сепаратистские тенденции среди части духовенства и мирян. Так, в Эстонии некоторые приходы вместе с митрополитом Александром (Паулусом) отделились от Московской Патриархии и ее Экзарха в Прибалтике. Такая же попытка, хотя и неудачная, была предпринята в Латвии находившимся на покое митрополитом Августином (Петерсоном). Что касается Украины, то только небольшая часть духовенства и паствы последовала за Поликарпом (Сикорским) и его соперником в борьбе за возглавление раскола Феофилом (Булдовским). Большинство же из них вошли в организованную на началах автономии (в соответствии с определением Поместного Собора 1917-1918 гг.) Православную Церковь на Украине, сохранявшую каноническое общение с Московской Патриархией. Ее Предстоятелем стал митрополит Волынский Алексий (Громадский; † 8.V.1943).

В то же время немецким оккупантам фактически не удалось осуществить введение "автокефалии" в Православной Церкви в Белоруссии.

Посетивший в 1943 году освобожденный советскими войсками г. Орел английский журналист А. Верт отмечал патриотическую деятельность православных церковных общин во время немецко-фашистской оккупации. Эти общины, писал он, "неофициально создавали кружки взаимной помощи, чтобы помогать самым бедным и оказывать посильную помощь и поддержку военнопленным... Они (православные храмы) превратились, чего немцы не ожидали, в активные центры русского национального самосознания".

Действительно, подавляющее большинство духовенства и верующих, оказавшихся на оккупированных территориях, было настроено патриотически. Обращаясь к ним, Митрополит Сергий призывал их: "Каждый из вас, как истый патриот, должен быть всецело с партизанами и если не прямо участвовать в их рядах, то всеми способами им содействовать. Одним словом, вы всегда должны жить надеждой своего скорого освобождения советскими войсками и быть готовыми с чистой совестью, радостно встретить освободителей".

Ответом на призыв Первосвятителя Русской Церкви явилось участие духовенства и верующих в партизанском движении в тылу врага. Многие из них отдали свою жизнь в борьбе с фашистскими оккупантами. В Орле, например, были расстреляны священники-патриоты отец Николай Оболенский и отец Тихон Орлов.

Несмотря на военное время, отношения Московской Патриархии с Восточными Патриархатами осуществлялись нормально. Был регулярным обмен приветствиями между Восточными Патриархами и Митрополитом Сергием по случаю великих христианских праздников. Блаженнейший Патриарх Александрийский Христофор направил в январе 1942 г. телеграмму Митрополиту Сергию с выражением молитвенной поддержки русскому народу в связи с выпавшими на его долю тяжкими испытаниями войны.

Возобновлялась издательская деятельность Московской Патриархии. В государственных типографиях печатались Послания Патриаршего Местоблюстителя. Кроме того, в целях разъяснения патриотического курса Патриархии были выпущены две книги - "Правда о религии в России" (М., изд. Московской Патриархии, 1942) и "Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война". Сборник документов (М., изд. Московской Патриархии, 1943).

В свою очередь деятельность Русской Православной Церкви по сбору средств на нужды фронта и для оказания помощи жертвам войны получила одобрение Верховного командования. В ответ на сообщения о патриотической деятельности во время войны церковных деятелей - иерархов, клириков, приходских активистов - И. В. Сталин направлял им телеграммы, в которых просил каждого принять его "привет и благодарность Красной Армии".

В то время руководство Московской епархией осуществлял митрополит Киевский и Галицкий Николай (Ярушевич), человек необычной энергии, блестящий проповедник, общий любимец паствы. Начало войны застало его, тогда еще митрополита Луцкого, Патриаршего Экзарха Западных Украины и Белоруссии, в прифронтовой полосе. 15 июля 1941 г. следует его назначение на остававшуюся вакантной Киевскую кафедру. Пребывая на этой кафедре, митрополит Николай совершал богослужения в прифронтовой полосе, укрепляя архипастырским словом дух местного населения .

Но 19 сентября советские войска вынуждены были оставить Киев. Митрополит Николай спешит в Москву, чтобы в столь важное для страны и Церкви время быть надежной опорой Патриаршего Местоблюстителя. В тяжелые дни первых двух лет войны он совершает богослужения в московских храмах, пламенными речами поддерживая дух паствы. В ноябре 1942 г. его назначают членом Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков. Кроме того, митрополит Николай представляет Русскую Православную Церковь в созданном тогда Всеславянском комитете.

В осажденном Ленинграде архипастырские труды нес митрополит Ленинградский Алексий (Симанский), проведший 900-дневную блокаду со своей многострадальной паствой, деля с ней лишения и скорби.

22 июня 1941 г., в Неделю Всех святых земли Российской, Владыка митрополит совершал Божественную литургию в Князь-Владимирском соборе. Вернувшись днем домой, он узнал о начале войны.

26 июля митрополит Алексий обратился к верующим Ленинградской епархии с посланием "Церковь зовет к защите Родины". А 10 августа за богослужением в Богоявленском соборе в Москве он горячо, с пафосом произнес слово на ту же тему. "Мы веруем, - говорил митрополит Алексий, - что и теперь великий предстатель за землю Русскую Преподобный Сергий простирает свою помощь и свое благословение русским воинам. И эта вера дает нам неиссякаемые силы для упорной и неустанной борьбы. И какие бы ужасы ни постигли нас в этой борьбе, мы будем непоколебимы в нашей вере в конечную победу правды над злом и окончательную победу над врагом...".

Через несколько дней митрополит Алексий возвращается в Ленинград, к которому уже рвались фашистские соединения. 2 сентября вокруг города сомкнулось кольцо блокады. Архипастырь остался в осажденном городе и разделил с паствой ужасы блокадных дней.

12 октября 1941 г. Митрополит Сергий написал завещательное распоряжение, которым назначил Владыку Алексия своим преемником.

"Нет слов, - пишет очевидец, - чтобы описать ужасы, которые переживали ленинградцы в дни жестокой блокады своего города. Непрерывные бомбежки и артиллерийские обстрелы, голод и отсутствие воды, лютые морозы и кромешная тьма, погибшие голодной смертью люди, - все это трудно представить тем, кто не пережил этого. Митрополит Алексий сам испытывал все эти бедствия и проявил героическую бодрость духа и огромное самообладание, он постоянно совершал богослужения, ободрял и утешал верующих.

И несмотря на голод и бомбежки, обессиленные люди с опухшими лицами, едва держась на ногах, ежедневно наполняли храм, где служил архипастырь, и во множестве приобщались у него Святых Христовых Тайн.

В дни блокады Владыка Алексий служил Божественную литургию один, без диакона, сам читал помянники и каждый вечер служил молебен Святителю Николаю, а затем обходил Николо-Богоявленский собор, в котором в то время и жил, с иконой великого угодника Божия, моля его, чтобы он сохранил храм и город от вражеского разрушения".

В дни праздников, а также и по другим случаям митрополит Алексий обращался к своей пастве с посланиями духовно-утешительного и патриотического содержания.

В ленинградских храмах в дни блокады не прекращался сбор средств на оборону, на помощь раненым и сиротам. Всего же было собрано в 1941 -1944 гг. более 13 млн. рублей. За проведение патриотической деятельности в храмах Ленинграда в период блокады митрополит Алексий с группой духовенства был удостоен правительственной награды - медали "За оборону Ленинграда".

В Красноярске в годы войны в должности главного хирурга эвакогоспиталя трудился епископ Лука (Войно-Ясенецкий; известный ученый-медик, в 1923 г. ставший священником, а затем - епископом Ташкентским). Благодаря его операциям немалому числу раненых воинов были возвращены жизнь и здоровье. С 1944 г. он - архиепископ Тамбовский и Мичуринский (скончался в 1961 г. архиепископом Симферопольским и Крымским). Его авторитет в медицинских кругах был весьма велик. В 1946 г. за капитальный труд "Очерки гнойной хирургии" архиепископу Луке была присуждена Государственная премия I степени, большую часть которой он пожертвовал на "помощь сиротам, жертвам фашистских извергов".

Во время войны также кипучую патриотическую деятельность вел проживавший тогда в США Экзарх Московской Патриархии в Северной и Южной Америке митрополит Вениамин (Федченков). Он постоянно выступал на различных митингах, ратуя за скорейшее открытие Второго фронта и призывая к пожертвованиям в пользу Красной Армии.

В оккупированных нацистами странах Западной Европы было немало православных русских людей, участвовавших в движении Сопротивления. Среди них были расстрелянные нацистами Борис Вильде и Анатолий Левицкий, казненная в берлинской тюрьме В. А. Оболенская, а также А. А. Угримов, И. А. Кривошеин, Н. А. Полторацкий (ныне преподаватель ОДС), архимандрит Афанасий (Сахаров; † 1943), протоиерей Андрей Сергеенко, В. Н. Лосский, А. Блум (ныне митрополит Сурожский Антоний).

В занятом фашистами Париже продолжала свою деятельность русская церковно-общественная организация "Православное действие". Ее участники укрывали евреев и советских военнопленных. Руководители движения монахиня Мария (Кузьмина-Караваева; † l945) и священник Димитрий Клепинин († 1944) приняли мученическую кончину в нацистских концлагерях.

С самого начала Великой Отечественной войны героическая борьба советского народа с фашистскими агрессорами и патриотическое служение Русской Церкви своей Родине нашли живое сочувствие и поддержку среди многих христиан за рубежом. Духовенство Церкви Англии во главе с Архиепископом Кентерберийским Козмо Г. Лангом, написавшим специальную молитву о даровании победы русскому воинству, активно участвовало в сборе средств в помощь нашей стране. Свыше тысячи деятелей Епископальной церкви и других представителей духовенства США обратились с письмом к президенту США Ф. Рузвельту, в котором призывали оказать максимальную помощь России. "Мы присоединяемся к Англиканской и Русской Православной Церквам, - говорилось в письме, - и призываем к поддержке русского народа и его Красной Армии".

Как народы стран антигитлеровской коалиции в тесном союзе боролись с фашизмом за установление прочного мира и сотрудничества в Европе и во всем мире, так и Церкви, и религиозные объединения этих стран, благословляя эту борьбу, закладывали надежную основу для будущего диалога и взаимопонимания.

 

Собор епископов 1943 года

В конце лета 1943 г. Митрополит Сергий возвратился в Москву. 4 сентября у Председателя Совета Народных Комиссаров СССР И. В. Сталина состоялся прием, во время которого имела место беседа Председателя Совнаркома с Патриаршим Местоблюстителем Блаженнейшим Митрополитом Московским и Коломенским Сергием, митрополитом Ленинградским и Новгородским Алексием и Патриаршим Экзархом Украины митрополитом Киевским и Галицким Николаем.

"Во время беседы, - сообщала на следующий день газета "Известия", - Митрополит Сергий довел до сведения Председателя Совнаркома, что в руководящих кругах Православной Церкви имеется намерение в ближайшее время созвать Собор епископов для избрания Патриарха Московского и всея Руси и образования при Патриархе Священного Синода. Глава Правительства И. В. Сталин сочувственно отнесся к этим предложениям и заявил, что со стороны Правительства не будет к этому препятствий".


Собор епископов Русской Православной Церкви
(8 сеньября 1943 года, Москва)

Собор епископов состоялся в Москве 8 сентября 1943 года. В нем участвовало 19 иерархов (3 митрополита, 11 архиепископов и 5 епископов) .

Патриарший Местоблюститель Митрополит Сергий сделал основной доклад "О патриотической работе Православной Русской Церкви в годы Великой Отечественной войны".

Затем к собравшимся обратился митрополит Алексий. "Уже давно среди нас, епископов, - сказал он, - зрел вопрос, что необходимо довершить строительство церковное настоящим возглавлением нашей Православной Русской Церкви Святейшим Патриархом. Владыка Митрополит Сергий в течение 17 лет фактически несет обязанности Патриарха. В настоящее время мы здесь собрались Собором епископов, чтобы избрать Святейшего Патриарха. Я думаю, что этот вопрос бесконечно облегчается для нас тем, что у нас имеется уже носитель патриарших полномочий, поэтому я полагаю, что избрание со всеми подробностями, которые обычно сопровождают его, для нас является как будто ненужным. Я считаю, что никто из нас, епископов, не мыслит себе другого кандидата, кроме того, который положил столько трудов для Церкви в звании Патриаршего Местоблюстителя".

Митрополит Сергий поблагодарил за избрание, прося у собратьев-епископов молитв и содействия в предстоящем ему патриаршем служении.

Затем члены Собора приняли обращение к Советскому правительству, в котором выражали благодарность за "сочувственное отношение к нуждам Русской Православной Церкви" и заверяли, что ее деятели "приумножат свою долю работы в общенародном подвиге за спасение Родины".

Собор обратился к христианам всего мира с призывом "дружно, братски, крепко и мощно объединиться во имя Христа для окончательной победы над общим врагом в мировой борьбе, за попранные Гитлером идеалы христианства, за свободу христианских Церквей, за свободу, счастье и культуру всего человечества". Собор с особой силой подчеркнул, что "всякий виновный в измене общецерковному делу и перешедший на сторону фашизма, как противник Креста Господня, да числится отлученным, а епископ или клирик - лишенным сана".

Тогда же постановлением Правительства был образован Совет по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР. Этот государственный орган был создан для осуществления связей между Советским правительством и Русской Православной Церковью. Председателем Совета был назначен Г. Г. Карпов.

12 сентября 1943 г. в Московском Богоявленском, что в Елохове, соборе состоялась интронизация новоизбранного Патриарха.

Осмысливая это событие, Святейший Сергий писал в своем первом Патриаршем послании: "Господь послал нам великую радость: возвратил нашей Церкви патриаршество. Слава Богу, промыслившему так во благо Своей Церкви. Слава и благодарность и Правительству нашему, не усумнившемуся пойти навстречу вековым чаяниям церковных людей и тем еще больше укрепившему их верность Советскому Союзу".

Тогда же, приветствуя Патриарха Сергия с вступлением на Патриарший престол, Святейший и Блаженнейший Католикос-Патриарх всей Грузии Каллистрат обратился к Его Святейшеству с Посланием, в котором выразил "желание видеть общение между обеими Церквами восстановленным и надежду на то, что Церкви-Сестры заживут в добром согласии, духовном единении и взаимной любви".

Святейший Патриарх Сергий, живо откликнувшийся на этот призыв, направил в Грузию архиепископа Ставропольского и Пятигорского Антония для выяснения способов восстановления молитвенного и канонического единства между Русской и Грузинской Церквами.

После предварительных переговоров все вопросы, могущие препятствовать объединению Церквей в духе святых канонов, были благополучно разрешены и, как сказано в определении Священного Синода нашей Церкви, "Русская Православная Церковь... с радостью раскрывает свои сестринские объятия навстречу Автокефальной Грузинской Православной Церкви, ищущей общения с нами в молитве и Таинствах".

31 октября 1943 г. в древнем Сионском соборе г. Тбилиси состоялось восстановление молитвенного и Евхаристического общения между двумя Автокефальными Церквами-Сестрами - Грузинской и Русской.

Интерес к событиям в жизни Русской Православной Церкви возрастал в религиозных и общественных кругах всего мира. Свидетельством тому служили многочисленные приветствия, полученные Святейшим Патриархом Сергием от Предстоятелей Православных Церквей, русских церковных общин и религиозных деятелей из-за рубежа по случаю его интронизации.

19 сентября 1943 г. в здании, переданном Патриархии (Москва, Чистый переулок, 5), Патриарха Сергия приветствовала прибывшая из Англии делегация Англиканской Церкви - архиепископ Йоркский Кирилл Гарбетт (глава делегации) и два капеллана Ф. Г. Хаус и Г. М. Воддемс. Делегация передала от имени своей Церкви "ее воодушевление патриотизмом и непоколебимостью Русской Церкви в верности Единому Господу, Спасителю нашему Иисусу Христу, и восхищение героическим сопротивлением русского народа и Красной Армии нашествию вероломного захватчика". Во время беседы делегацией Церкви Англии была высказана надежда на то, что ее визит "возобновил традиционные узы дружбы, существовавшие между нашими обеими Церквами".

 

* * *

Высшее церковное управление Святейший Патриарх Сергий осуществлял совместно со Священным Синодом (при Председателе - Патриархе), который состоял теперь из трех постоянных членов - митрополитов Киевского, Ленинградского и Крутицкого и трех приглашаемых на сессии из числа епархиальных архиереев.

В городах и селах продолжали открываться храмы, восстанавливались все новые епархии и к весне 1944 года насчитывалось уже около 40 правящих архиереев.

Расширение деятельности Русской Православной Церкви и настоятельная потребность в воспитании верующего народа в духе истинного благочестия и верности своей Родине поставили ее перед необходимостью иметь свою церковно-богословскую печать.

В сентябре 1943 г. была организована редакция и возобновлен издававшийся ранее "Журнал Московской Патриархии". Первым ответственным редактором был Патриарх Сергий.

Публикация на страницах журнала материалов богословского содержания и документов, освещавших события церковной жизни, способствовала духовному просвещению верующих и вводила их в сферу общецерковных интересов. Помимо этого направления работы, в журнале из месяца в месяц в проповедях, статьях и заметках раскрывалась антихристианская сущность фашизма, приводились многочисленные исторические и современные свидетельства о героизме русского народа, величии его подвига в освободительной войне, о славных традициях русского патриотизма.

Одной из основных внутрицерковных забот Первосвятителя являлось решение вопроса о создании Духовных учебных заведений, которые бы готовили кадры церковнослужителей и священнослужителей Русской Православной Церкви. По мысли Патриарха Сергия, эти школы должны были воспринять и обогатить опыт Духовных школ дооктябрьского периода.

В октябре 1943 г. проект учреждения Духовных школ двух типов обсуждался на заседаниях Священного Синода. Было принято решение организовать в Москве Православный Богословский институт, а по епархиям - Пастырско-богословские курсы. Начались и подготовительные работы для исполнения этого решения, а в декабрьском номере "Журнала Московской Патриархии" было помещено объявление о приеме учащихся в Православный Богословский институт и на Пастырско-богословские курсы в Москве.

Всего месяц не дожил до их торжественного открытия Святейший Патриарх Московский и всея Руси Сергий. Предстоятель Русской Православной Церкви, подвижнически служивший ей в течение 55 лет, почил о Господе 15 (2) мая 1944 г. и был погребен в Никольском приделе Богоявленского патриаршего собора.

 

 

 

 


Голосование: 
Голосов еще нет
CAPTCHA
Пожалуйста, введите буквы изображенные на картинке.