Здесь открывается Вселенная…

ЕЩЁ СТАТЬИ

Страницы

Материал подготовила Наталья Топоркова

 

Митрофорный протоиерей Николай Алексеевич Гурьянов – один из выдающихся подвижников благочестия — стал известен всему православному миру благодаря своей духовной высоте и молитвенному подвигу, который он нес на протяжении многих лет. К нему приезжали за благословением и советами духовенство, монашествующие и миряне не только со всех концов России, но и со всего мира. Остров Талабск, где отец Николай подвизался почти полвека в служении Богу и ближним, стал местом православного паломничества. Избранник и служитель Божий утешал всех страждущих, приходящих к нему за помощью. Слова старца, наполненные небесной мудростью, производили на людей неизгладимое впечатление и преображали их души. Духовное влияние отца Николая было велико. Его личность, его слово, его жизнь пробуждают нравственное чувство, ведут к добру и правде, порой перерождая нашу жизнь заново, и душа устремляется к Богу…

Высота духовного подвига всей жизни батюшки Николая переплетается с несколькими эпохами нашего государства. Его жизнь была не отделима от боли и страданий русских людей в годы репрессий. Он и сам перенес тяжкие жизненные испытания, болезни, скорби и гонения. Во время смуты бесчисленное множество клириков и мирян свидетельствовало о вере Христовой, среди них был и батюшка Николай. Он возносил молитвы к Богу о церковном укреплении, призывая людей в православные храмы. На фоне повсеместного оскудения духовности он был истинным светильником, верным служителем Господа.

Истинному послушанию и смирению он научился еще в детстве у своей «мамушки», как он ее называл. Она была для него главным воспитателем и духовным другом. Ее справедливая строгость всегда была поучительна, так как исходила из большой любви к Богу и людям, а ее сердечная мягкость была примером для милосердия и милости. Духовником Екатерины Стефановны (мамы батюшки) был старец схиархимандрит Гавриил Зырянов из Спасо-Елеазаровского монастыря. Батюшка Николай глубоко чтил схиархимандрита и, уже живя на острове, по дороге из дома в храм и обратно, неизменно кланялся в сторону Спасо-Елеазаровского монастыря, осеняя себя крестным знамением.

Теплые воспоминания о детстве для отца Николая были неразрывно связаны не только с мамой, но и с учителями. Учиться он любил и позже поступил на литературный факультет педагогического института. Он учился почти всю свою жизнь. Но главное в его жизни было изучение христианских добродетелей по духовным книгам. Это Божие делание он благословлял всем своим духовным детям.

В революционное время, когда стал затуманиваться образ Христов, Господь по своей милости сохранял духовную жизнь России, посылая ей старцев. И отрок Николай уже был избран Господом, чтобы в будущем стать одни из них.

Батюшка прошел тяжелый путем исповедников и новомучеников Российских, встречая во время тяжких испытаний много подвижников. Так было и во время заключения в лагерях. Он практически не рассказывал о тех тяготах и лишениях, которые ему пришлось пережить. Батюшка Николай говорил: «В страданиях я ощущал неземную радость, надежду на лучшее».

После возвращения из заключения отец Николай продолжил свое образование, учился в Ленинградской области. Спустя годы он отправился на Талабские острова. На острове батюшка Николай хотя и был окружен множеством людей, но также жил внутренней духовной жизнью, неся высокие подвиги, как в пустыни. Ведь остров, окруженный со всех сторон водой, действительно напоминает пустыню. У батюшки Николая дар прозорливости обнаружился задолго до того, как он переехал на остров. Здесь же, среди вод Псковского озера, добродетели все более и более возрастали в нем.

Чаще всего в те годы свидетелями даров прозорливости, молитвы, смирения, любви и подвижнических трудов батюшки были его духовные чада, приезжавшие к нему из Прибалтийских женских монастырей.

Его необыкновенная прозорливость проистекала из непрестанной молитвы, и этот благодатный дар, данный Богом батюшке, помогал сестрам в самые сложные и ответственные моменты их жизни, при выборе ими того или иного решения. Батюшка неустанно поддерживал их советами, укреплял в духовной жизни. И, как всегда, отец Николай сам был примером для сестер в христианской любви и трудолюбии.

По воспоминаниям современников, батюшка Николай мог так согреть душу человеческую, что перед его любовью отступал даже страх смерти!

Инокиня Феодосия говорила о нем: «Простотой своего сердца и состраданием батюшка привлекал к себе многие тысячи людей. Нет слов, чтобы выразить величие его души – души смиренной, непостижимой. И, как голуби слетались к его утопающему в зелени дому, так и люди собирались в его храм во всех концов света».

Вспоминает одна из жительниц острова: «Мы обстраивались, уже в дом вошли, но еще достраивали и обшивали. Свекровь моя пекла просфоры, и батюшка Николай иногда заходил к ней. Придет и скажет моему мужу: «Сашенька, ты вот это не делай, а вот это-то делай…» Так батюшка показывал главные места в стройке. А я все думала, неужели не успеем? Молодые, да нам всего-то по 30 лет было. А так получилось, что Сашенька через 2,5 года утонул. А батюшка уже тогда предвидел это».

Из воспоминаний о батюшке: «Чем мог, батюшка помогал наше семье. Он очень часто к нам приходил и в нашем доме стал родным и близким человеком. Часто сидел на стульчике, у кровати моей больной бабушки, всегда что-нибудь приносил. Когда даже батюшка не приходил к нам, он все равно как бы присутствовал у нас своим духом. Однажды он спас своей молитвой наш дом от пожара, когда совсем рядом сгорел соседний дом. И могу сказать, что отец Николай был незримым членом нашей семьи и, думаю, не только нашей».

Отец Николай обличал грешных людей примером своей жизни, его нравственное влияние было огромным. Он не бранил за порок, но исправлял его и, тем самым, снискал любовь и уважение паствы. Воспоминания жителей острова о батюшке Николае просты и в тоже время глубоки. Благодаря их воспоминаниям записаны многие молитвенные подвиги отца Николая, через которые Господь посылал исцеления и помощь.

Батюшка говорил: «После моей смерти приходите на мою могилку, как к живому. Я вам еще больше буду помогать». Это довелось ощутить на собственном примере, побывав на острове. Не иначе, как Божиим чудом, можно назвать тот момент, когда мы оказались около пристани отплывающего корабля на остров (а ходит только лишь два дня в неделю по два рейса) и успели на последний рейс туда-обратно. И было всего лишь менее получаса времени на то, чтобы зайти в храм, побывать у отца Николая на могилке. Как мы успели все сделать за это время – непостижимая загадка, неподвластная логике и иным объяснениям. Храм расположен достаточно далеко от пристани, могилка батюшка еще дальше. И мы бежали, бежали на встречу со старцем, как с живым... И эти минуты показались вечностью: удалось и помолиться в храме, и написать записки, и, конечно же, побывать на могилке у старца. И, уже отправляясь в обратный путь, мы смотрели на окна домика батюшки Николая, которые словно призывали нас заглянуть внутрь кельи, приехать вновь, ведь именно здесь открывается целая вселенная…

 

 

Фотоальбом: